Пользовательского поиска

Подам в канистрах спирт оптом.









предыдущая главасодержаниеследующая глава

Детское творчество

Деское творчество
Деское творчество

В настоящее время внимание общеобразовательных школ в нашей стране направлено на подготовку школьников к труду и сознательному выбору профессии. Неотъемлемой частью воспитания всесторонне развитой и полноценной личности является не только трудовое, но и эстетическое воспитание. Таким образом, воспитание должно стать комплексным, соединить в себе идейно-политическое, трудовое, нравственное и эстетическое начала. Речь идет о духовно богатой и разносторонне образованной, гармонически развитой личности, способной постигнуть прекрасное в жизни, труде и искусстве. Наше общество предоставляет возможность всем гражданам проявить свои способности, заложенные в большей или меньшей степени в каждом человеке.

Эмоциональному развитию ребенка, его знакомству с окружающей средой, традициями народного творчества, шедеврами мирового искусства современная педагогика придает огромное значение. Мыслительные процессы у ребенка должны быть тесно связаны с яркими наглядными примерами из окружающей жизни, настоящей и прошлой. Это и является основой творчества. У детей необходимо развивать чувство уважения к своему прошлому, к щедрой фантазии и мастерству рабочих рук, оставивших нам богатейшее наследие.

При каждом удобном случае необходимо давать ребенку понятие о красоте. Первоисточником понятий о красоте всегда служила и служит природа. Откуда у ребенка начинается путь познания вообще и познание красоты? С удивления. Ребенок увидел муравья, который тащит ношу тяжелее его самого. Счастье, если он не пройдет мимо этого муравья, а удивится. И тут наше взрослое вмешательство совершенно необходимо. Да, муравей - это маленькое чудо, береги его. Посмотри, их много. Они, как крошечный ручеек, текут по тропинке. Торопятся домой, чтобы сделать этот дом побольше и потеплее. Дай муравьям дорогу, шагай аккуратно, не раздави их. Помни, муравьи нам очень нужны, они берегут наши леса.

Будут вопросы, и на каждый надо внимательно и вдумчиво ответить, ответить умно и понятно для ребенка того возраста, который стоит перед вами. За удивлением приходит любопытство, любознательность, а за ними - познание. Дар восхищения природой надо воспитывать с детства для того, чтобы увидеть красоту окружающего мира не только в большом, но и в малом - живом и слабом.

Был у меня в жизни незабываемый случай. Шли мы с четырехлетним гражданином Мишкой по людной оживленной улице большого города, и я чуть не наступила на шмеля, который полз через тротуар и предостерегающе гудел. Он был совсем молодой, с рыжим лохматым туловищем и коротенькими крылышками. Мы с Мишкой, который выжидательно нахмурился, присели:

- Ну, куда же ты, дурачок! Ведь тебя раздавят,- сказала я,- Мишкины бровки расправились, в улыбке мелькнуло изумление и трепетная нежность.

Найдя в сумочке старый почтовый конверт, мы подставили его шмелю. Не переставая гудеть, он забрался на конверт, и мы не поленились отнести его в ближайший двор и посадить на зеленый куст. Шмель перестал гудеть, стал чистить задними лапками коротенькие свои крылышки. Пожелав шмелю всего доброго, попрощавшись с ним, мы пошли своей дорогой. Но с тех пор, где бы на загородных перекрестках ни попадались нам с Мишкой шмели, он всегда восторженно кричал: "Смотри! Наш шмелек, нашел ведь нас, пришел поздороваться!" Этот незначительный, казалось бы, эпизод подарил Мишке дар восхищения и нежной заботливости ко всему маленькому и слабому, нуждающемуся в его, Мишкиной, заботе и опеке, дар восхищения перед огромным разнообразием и красотой окружающего мира. Грустно, если ребенок равнодушно пройдет мимо муравья, мимо пчелы, сидящей в ярком венчике цветка, мимо искусно сплетенной паутины, в которой бриллиантом сверкает капелька росы... И какое счастье, если он будет внимателен и добр ко всему, что объединено под одним всеобъемлющим и емким словом - природа. Тогда он будет добр и внимателен ко всем окружающим его людям.

Пусть он научится отличать ромашку от василька, елку от сосны, пчелу от осы, и жизнь его наполнится смыслом и содержанием. Чем больше он будет знать о природе, тем интереснее будет его жизнь.

Прививая детям любовное и грамотное отношение к природе, мы будем вознаграждены, когда у нас вырастет полноценный, добрый и отзывчивый человек. Не надо задумываться, стоит ли завести в доме животное - собаку или кошку, птичек или рыбок. Этим мы воспитаем в ребенке чувство ответственности, заботливости о ком-то, кто слабее его, о ком надо заботиться, опекать, воспитывая тем самым еще и чувство доброты. Ведь человек не родился добрым или злым. И то и другое - благоприобретения того воспитания, которое он получает в семье. А любовь к природе, ко всему живому играет огромную роль в воспитании доброты. Кроме того, с таких контактов начинается эстетическое воспитание ребенка. Если не научить маленького человека удивляться и радоваться чудесам природы, привязанности к животным, потребности заботиться о ком-то более слабом,- никакие музеи, зоопарки, выставки и картинные галереи ему потом не помогут, ибо он будет глух и слеп.

Природа имеет огромное воспитательное значение в процессе формирования личности. Нельзя терять ни одной возможности для использования языка природы в воспитании детей. Искать и находить пути общения с нею ребенка необходимо. Было бы ошибочно думать, что надо учить детей только любованию природой или потребительскому отношению к ней. Нет, надо научить будущего гражданина тому, что природа глубоко нуждается в его помощи и заботе. Ведь истинные взаимоотношения человека с природой - взаимопомощь. Помогите детям это понять, и тогда ребенок, впитывая красоту природы и всего созданного ею, будет способен оценить красоту и ценность произведений искусства, созданных человеком, ибо природа - первоисточник понятий о красоте, добре и нравственности.

Лагерь, где я много лет вела кружок, расположен в лесу. Помещение кружка стоит у самой сетчатой ограды, вдоль которой проходит широкая лесная дорога. Каждый вечер в определенное время вдруг сильно запахнет пылью и молоком - это возвращается с пастбища деревенское стадо. Все кружковцы, как по сигналу, бросают свои работы, срываются с места и летят к ограде. Руки и носы прижаты к сетке, лица расплываются в улыбках, раздаются короткие, радостные реплики. Проходят давние знакомые - коровы с огромным рыжим быком. Но это не все. Ребята ждут главного зрелища. Когда проходят коровы, после небольшой паузы, идут их любимцы - стадо телят. Их ведет маленькая хромая женщина, тетя Зина, веселая и ласковая. Ребята ее любят и здороваются хором. В руках у тети Зины длинный прут, но она им никогда не пользуется. К своим питомцам она обращается с веселыми ласковыми словечками и прибаутками. Кроме Мишек и Борек, в стаде у нее есть Дубок, Березка и Елочка, и она забавно объясняет им, в какую сторону надо идти, так как малыши идут вразброд и зачастую поворачивают назад. Это особенно удается Елочке и Дубку. А Березка и правда вся белая, в мелких черных крапинках и рябушках, маленькая и лопоухая. И только когда пройдет все стадо, ребята, вздохнув, отходят от ограды. Надо сказать, что я тоже редко пропускала это шествие. Стояла за спинами ребят и улыбалась... Наверное, результатом этого зрелища явилась детская работа "Здравствуй, мама!".

Есть качества, без которых не может сформироваться полноценная личность, без которых не может состояться ни ученый, ни художник, ни скульптор, ни архитектор, ибо в основе деятельности каждого лежит фантазия и ассоциативное видение, поиски своей мечты. Эти качества заложены в каждом человеке от рождения, но можно их развить, а можно похоронить. Ребенок, фантазируя, незаметно для самого себя развивает эту способность все больше и больше, если ему, конечно, не мешать. И поверьте, это не пустое занятие. Так и рождаются великие мечтатели и мыслители, изобретатели и художники. Мне встретился один журналист, который рассказывал, как они детьми фантазировали. Жил он в деревне, никаких зрелищных мероприятий не было. Вот ребята и придумали сами для себя "небесное кино". Они ложились на пригорке в траву и наблюдали за облаками. Облака неслись по небу, похожие то на слона, то на бригантину, то на верблюда с погонщиком, то на великолепный замок в горах. Возникали жаркие споры, так как ребята лежали валетами и в разных ракурсах облака выглядели по-разному. Вот с такого-то, казалось бы, пустякового занятия и рождаются мечтатели. Журналист этот так и остался мечтателем, он пишет удивительные лирические стихи и дает вторую жизнь дереву, отыскивая необыкновенные коряги и оживляя их своей фантазией.

Врожденная способность к ассоциативному видению дает необычное восприятие окружающего мира. Умение видеть именно то, что ему хочется, свойственна любому нормально развивающемуся ребенку. Это надо не только поддерживать, но и развивать. Равнодушный ребенок на всю жизнь останется равнодушным.

- Куда ты идешь! Разве не видишь, тут же река! - кричит четырехлетняя Таня.- Ну вот, туфли намокрела до самых коленов!

И я останавливаюсь в ужасе, что чуть не утонула в реке, которая бурным потоком вырывается из-под кровати, огибая шкаф. Моя явная растерянность вызывает сочувствие. Мне стелится через реку чистое полотенце-мост, и теперь я могу пройти к кровати-острову. Таня же на воображаемую удочку ловит рыбу, и совсем как заправский мим, насаживает на воображаемый крючок воображаемого червяка. Ничего, за свою роль почти утопленицы я тоже отыгралась, когда за обедом Таня стала протестовать против ухи, я искренне удивилась: "Но ведь это же из рыбы, которую ты наловила!?" Пытливо посмотрев мне в глаза и не увидев никакого подвоха, уху она съела, да еще и похвалила.

Дети от природы обладают чудесным даром внутреннего видения. Они одаривают неодушевленные предметы жизненным теплом и всеми качествами, которые сами придумывают. От рождения они чутки ко всему доброму и светлому.

Очень интересный опыт работы с детьми я получила, поехав работать в кружок в пионерский лагерь. Давно уже стало популярным организовывать в лагерях как можно больше кружков, в их числе и кружок "Природа и фантазия" или "Природа и творчество". Очень многие стремятся попасть кружководами в пионерские лагеря на летнее время. Такая возможность представляется как лучший выход провести лето на природе, на всем готовом, не думая о даче, о заботах по хозяйству. Не обольщайтесь: работа в пионерском кружке не так-то проста и беззаботна. К сожалению, некоторые едут в лагеря и создают такие кружки, не имея достаточно знаний и убежденности в огромном воспитательном значении кружка, работающего в соавторстве с Природой. Многие рассуждают так, что, мол, детям интересно все, что бы им ни показать, любую бездарную безделицу покажи, и они будут радоваться и копировать: можно красить золотистую соломку в разные, не свойственные ей цвета, можно наряжать растопыренные веточки-человечки в конфетные обертки и т. д. Да, действительно, дети радуются всему новому, но какая же радость нам, если в душе мы сознаем, что подобные уроки не имеют никакой воспитательной ценности. Ведь не всякая выдумка имеет эстетическое воздействие на ребенка. И если руководитель кружка берется руководить коллективом детей, он не должен забывать о своих задачах: воспитании личности, восприятии природы, трудолюбии, эстетическом вкусе и природоохранных навыках.

Кстати, дети даже младшего школьного возраста очень требовательны и наблюдательны. Я не один раз замечала, что они мне верят только после того, когда убедятся, что я сама на что-то способна, и следовательно, от меня можно научиться чему-то интересному. Если дети убедятся, что в кружке они младшие товарищи, руководитель требователен, но справедлив, вот тогда есть уверенность, что он завоюет авторитет.

И не только дети, но и взрослый коллектив лагеря должен в вас поверить, поверить в приверженность к напряженному делу, чтобы осенью при подведении итогов работы ваше участие было ощутимо. Взрослый коллектив работников лагеря в текущих проблемах кружка играет огромную роль, и если руководитель кружка заслужил уважение коллектива, жизнь его во многом будет облегчена. Почаще демонстрируйте работы детей, не бойтесь никаких посетителей, отвечайте им на все их вопросы. Пусть они, эти посетители почаще удивляются тем чудесам, которые способны сделать детские руки.

Темпы в пионерлагере бешеные. Не успели завезти смену, уже горны, линейки, мероприятия, запись в кружки, где все должно быть готово - вывешен план работы, инструкция по технике безопасности, в порядке инвентарь, инструмент, кое-какие материалы и заготовки на первое время, а в голове идеи, идеи для того, чтобы занять десятки беспокойных детских рук.

Приехать в лагерь надо заранее, хотя бы на-два-три дня, чтобы все подготовить и подготовиться самому для приема целой толпы желающих попасть в кружок. Надо сразу понять - ничего не свалится с неба. Каждый работник лагеря очень занят, так что обо всем, начиная с верстака и кончая банкой для цветов, надо позаботиться самому. Убрать помещение после зимнего перерыва, проверить, есть ли свет и вода, взять у кастелянши и у завскладом все необходимое, развесить по стенам снимки прошлогодних работ и дипломы, а главное, анималистические фотографии и картинки с изображениями животных и птиц, чтоб у ребят не возникало множество ненужных споров и пререканий, хотя порой такие споры очень полезны. Перед самым приездом стены украшаются красивыми ветками, в банки ставятся цветы. Банка сама по себе - малоэстетичная посуда, но если ее обернуть куском березовой коры, - получается очень красиво.

Сам вход в кружок и подходы к нему оформляются с таким расчетом, чтобы ни у кого не возникало сомнений, что это за кружок и чем в нем занимаются. У входа на стене висит лесной человечек, вырубленный из куста можжевельника, и гостеприимно приглашает в кружок. Над дверью - большая, почти в натуральную величину, голова быка с внимательными большими глазами, а под березой - большой козел, вырубленный из целого сухого дерева. Мои ребята всегда радуются такому окружению и любят работать, сидя на широких лавках, под березой. Нельзя забывать и о большом ящике для находок, и о ведрах для мусора.

Приехав за два-три дня до открытия лагеря, получаешь возможность разобраться во всех накопленных за зиму и весну материалах, всему найти свое место и назначение: при помощи плотников заготовить побольше крупных срезов (мелкие мы пилим сами). Срезы - заготовки, которые необходимы в больших количествах для самых разнообразных работ.

Особое настроение успокоенности и уверенности придает возможность еще и еще раз сходить в лес, где знакома каждая тропинка, где лежат поваленные сосны, сухие канделябры можжевельника и многое-многое другое - находки, которые пригодятся. Надо обязательно набрать охапки сухих грубых трав, простоявших зиму под снегом. Эти травы пойдут на строительные работы, которые так любят ребята. Они делают сказочные домики, хуторки, целые деревеньки и городища. Последние обычно делаются коллективно, и много детских рук бывает занято ответственно и надолго. Постройки культовые я ребятам делать не даю. Не даю не потому, что считаю это ненужным, а потому, что делать их в искаженном виде с присущей ребятам фантазией не считаю возможным. Но это не значит, что я их не знакомлю с шедеврами деревянного зодчества, не внушаю им чувства удивления и уважения к нашему культурному наследию, ибо человек, не знающий и не уважающий своего прошлого, - дикарь и невежда.

Позаботиться заранее надо и об инструменте, который должен быть в порядке. Инструмент всегда находится под неусыпным вниманием руководителя, но отвечают за него старосты и дежурные. Ведь ножи - вечная жадная страсть мальчишек. У меня однажды было серьезное ЧП, когда сразу пропал десяток ножей. Я не стала вести следствия. Я просто закрыла перед носом ребят дверь на ключ и сказала, что пока ножи не будут на месте - кружок закрыт. Поступила, так сказать, по системе Макаренко. И система себя оправдала. Все ножи, как по волшебству, оказались на месте. У меня обязательно свой персональный инструмент, который неприкосновенен. И ребята это очень хорошо знают.

Но вот наступает день заезда смены. Запись в кружки на второй, а то и на третий день заезда. А пока ко мне наведываются старички, т. е. те, которые были в кружке в прошлом году и раньше. Они приводят с собой тех, кого сагитировали. Ребята поглядывают на меня с любопытством.

- Это вы "лесная скульптура"? - спрашивает какая-то всезнайка. - А можно к вам записаться?

- Да, это я,- отвечаю без улыбки.- Приходи завтра, запишу.

Не надо пугаться. В день записи наплыв желающих попасть в кружок огромный. (Хочу оговориться: наш лагерь имеет 23 отряда.) Когда число записавшихся переваливает за семьдесят пять, я "временно" запись прекращаю. Я знаю, что делаю: наш кружок - труженик, у нас приживаются только те дети, которые не боятся работы. Столкнувшись с трудностями, с напряженной, деятельной жизнью кружка, некоторые ребята под всякими уважительными и неуважительными предлогами уходят, освободив места для жаждущих попасть в кружок. А таких много, и лучше всех именно те ребята, которые приходят позже, присмотревшись, что к чему, и решив для себя, что этот кружок им интересен.

Кроме того, с этих ребят, пришедших в кружок позже, я требовала как бы маленького вступительного зачета, которого не могла сделать во время стихийной массовой записи. Условием зачисления в кружок стала какая-то осмысленная находка, которую я просила принести новичков. Таким образом я определяла для себя и наличие ассоциативного видения и общий уровень претендента. В зависимости от такого зачета я могла принять или отстранить возникшую кандидатуру. Когда ко мне в кружок пришел тихий и молчаливый мальчик и запинаясь сказал, что у него мечта попасть в мой кружок, я как-то торопливо ответила, что раз мечта, то я его принимаю без всяких зачетов, так как оценила его аргумент по самому высокому баллу.

Не надо бояться большого наплыва ребят. Пусть не пугает мысль, что не хватит идей и заготовок для того, чтобы занять ребячьи руки. Как вы успели заметить, лесная скульптура имеет большое количество жанров и направлений, и если у вас самих есть знания и быстрая реакция - занять ребят не так уж и сложно, даже если их много, тем более, что инициативный сам находит для себя тему, и сразу же группа, склонная идти за вожаком, начинает ему подражать. Так, однажды десятилетний Дима сам придумал делать роботов, и сразу же группа не только мальчиков, но и девочек с восторгом ухватилась за эту идею. Конечно, и мне надо было сразу же мобилизовать все свои представления о роботах, тем более, что формы наших работ не имеют угловатых геометрических очертаний, у нас больше форм округлых и пластичных, и все же основные параметры и мелкие детали мы приблизили максимально к представлениям о механических человечках. Наличие шарниров мы особо подчеркивали в утолщениях веток, служащих для рук и ног; маленькие спилы - выпуклые глаза и нос, антеннки на голове. Все роботы были уравновешены тяжелыми ступнями из расколотых отрезков соответствующего размера веток. В это лето у нас было явное перевыполнение плана по роботам самых разных размеров. Делали ребята роботов с особым старанием и радостью, потому что это была их выдумка, в которой надо было много пилить и колоть.

Девочки в основном имели приверженность к работам сувенирного, подарочного типа - цветам из фруктовых косточек, собранных в разнообразные композиции. Всем без исключения нравилось делать маленькие домики, хуторки и дачки по принципу деревянного зодчества, и кто-то более инициативный опять же вел за собой группу подражателей, каждый из которых придумывал интересные добавления в виде колодцев, сараев, собачьих будок с собачками, скамеек и т. п. Такие домики у разных хозяев обрастали по-разному: у кого плетень, у кого забор, у кого частокол. Друг перед другом старались изо всех сил, кто кого перещеголяет выдумкой. Нетрудно догадаться, что и руководителю тут надо проявить самые разнообразные и быстрые реакции, уметь переключиться с одного на другое без заминок и сомнений, быть предельно поворотливым не только умственно, но и физически. Уверяю вас, что группа в пятьдесят человек, разбитая по дням недели на две, не будет страшна, а если учесть еще, что не все двадцать пять смогут приходить на каждое занятие в связи с другими пионерскими делами, то вообще получается все не так уж сложно.

Официально я принимаю в кружок детей с десятилетнего возраста. Но как трудно устоять перед толпой малышей, которых в каждом лагере предостаточно. Жадными, завистливыми глазами смотрят они на старших, делающих чудеса из лесных находок! Трудно противостоять и вожатым, не желающим понять, почему их подопечных хотят обделить, лишив возможности записаться в такой веселый и интересный кружок, как "Природа и творчество". Приходится терпеливо объяснять, что нельзя доверить семи-восьми-летнему ребенку пилу, нож и топор, так как я в ответе за все "производственные травмы". Работать же самой за малышей у меня просто нет физической возможности. Было ясно и другое - нельзя совсем отстранять малышей от занятий лесной скульптурой. И мы со старшей пионервожатой придумали прекрасный выход: раз в неделю поочередно для младших отрядов мы устраивали лекции минут на сорок. Малышам в доходчивой форме рассказывали о природе, о находках, о работе с ними, показывали начатые и готовые работы, диапозитивы, которых у нас накопилось немало. Иногда я читала даже маленькие лекции сама, иногда привлекала к ним старших. Сначала они робели, но получив мое молчаливое одобрение, продолжали рассказывать смелее. Для малышей это был праздник приобщения к чуду. В заключение я обычно говорила:

- Если кто-нибудь из вас найдет интересную находку и сумеет мне объяснить, что он нашел, того я приму в кружок.

На следующий день к нам в кружок тянулась длинная очередь малышей, и каждый, как муравей, нес в руке находку. Порой это были совершенно никчемные палки, порой в палках был какой-то намек на смутный образ. Но этот счастливец должен был еще и объяснить, что он видит в своей палочке, как ее надо правильно держать, что надо убрать и что добавить... Порой возле такой палки собиралась целая комиссия, повышенную требовательность которой приходилось урезонивать. Резкая критика у нас вообще не допускалась. В самом безнадежном случае мы говорили:

- Ну, посмотри сам, что ты в этой палочке увидел? Малыш поднимал плечики и делал удивленно-недоумевающую физиономию.

- Вот видишь, ничего... Но ты не огорчайся, в другой раз обязательно найдешь что-нибудь очень интересное...

Как правило, такие неудачники сдавали позиции без боя и особых огорчений.

При такой системе среди малышей выявлялись настоящие самородки, которых приходилось принимать в кружок. К каждому из них прикреплялся старший, да и весь коллектив опекал их.

В этих постоянных шествиях с находками были и досадные курьезы: три года подряд в обе смены мне приносили огромный корень, напоминающий голову лошади. Этот корень-голова был настолько велик, что нести его одному было не под силу. Под восторженные вопли тащили всем миром. Сначала я справшивала не без иронии, у кого мама согласится получить в городскую квартиру такой подарок? В ответ было слышно сначала тихое хихиканье, потом разражался дружный хохот. Тогда я вместе со старшими ребятами заносила голову подальше в лес, но в следующую смену ее опять находили и так продолжалось до тех пор, пока я не догадалась закопать голову в куче валежника.

В одном из старых корпусов начальник лагеря организовал музей детского творчества, ревностно его пополняя и охраняя. Музей был организован по всем правилам. Здесь были большие полки, стенды, стеллажи, закрытые полки под стеклом для мелких работ. Возле каждой работы помещалась этикетка с указанием автора, его возраста, отряда и названия работы. Тут были сосредоточены лучшие работы лагерных кружков. Музей обязательно посещали гости лагеря, иногда и родители. Первым мероприятием для приезжающей смены было посещение музея и, таким образом, каждый из вновь прибывших мог вполне сознательно определить свою приверженность к тому или иному кружку, выбрать дело, которое ему было больше по душе. Ребята шли записываться в кружки, зная, что для них интересно. Я считаю, что все лагеря, имеющие кружки, должны перенять этот опыт, который порождает в детях уважение к труду своих товарищей, воспитывает бережливость, потребность в творчестве и, естественно, мечту тоже участвовать в экспозициях своего пионерского музея.

Но вернемся к некоторым организационным вопросам кружка "Природа и творчество". Все записавшиеся в кружок - в среднем 50 - 60 человек - делятся на две возрастные группы - старшие и младшие. В каждой группе выбирается староста, желательно из числа старших, проверенных ребят. Список вывешивается на видное место. Заведен журнал посещаемости и отдельно толстая тетрадь, где на каждого кружковца отведены две-три страницы, на которых будет вестись "личное дело". Здесь будет записано, что делает каждый кружковец, как делает, и какая ему нужна помощь.

Первый день занятий - самый насыщенный. Надо сделать вступительную лекцию-беседу о лесной скульптуре, о поиске, о наших планах и задачах. Одновременно стараешься составить себе впечатление о тех, с кем надо будет работать летом, присмотреться к ребятам. Веду беседу так, чтобы они тоже могли познакомиться со мной, наладить контакты между собой - первые шаги для создания дружного коллектива. Обязательно устраиваю совместный просмотр-оценку находок и заготовок, обсуждаю пути раскрытия образа. Первое задание - назавтра каждому принести мешочек, в котором будут храниться работы с наклеенной изнутри бумажкой с фамилией и именем владельца. Для мешочков отведена специальная многоэтажная полка, так, чтобы владелец мог сразу найти свою работу, а не проводить пол-урока в поисках. Второе задание - на прогулках в лесу, которые проводятся вожатыми почти ежедневно, быть предельно внимательным и приносить побольше находок.

С самого начала надо следить не только за работой и успехами ребят, но и за их внешним видом. Ни для кого не секрет, что они не очень-то любят заглядывать в чемоданы, которыми их снабдили родители. Я всегда отправляю грязнуль обратно в отряд, пока не придут чистыми, тем более что у нас в лагере была прачечная, где детские вещи стирались и гладились. Быть чистым - не проблема. Я не разрешала приходить с грязными руками и с трауром под ногтями. Ведь мне ежеминутно приходится смотреть на этот траур. Ну, а если какая-нибудь модница поверх "траура" еще намажет ярко-малиновый лак? Одного моего молчаливого взгляда было достаточно, чтобы понять: к занятию не допущу.

Разные дети приходят в кружок. Есть тихони, есть и излишне активные. К каждому нужен свой подход. Внешне все должно выглядеть одинаково, ибо в коллективе все равны, никаких исключений и привилегий. Есть старательные до самопожертвования, готовые делать любую работу, лишь бы подольше, понадежнее связать себя с кружком, а есть "иждивенцы", возомнившие себя центром вселенной, которым все должно быть предоставлено само собой. Счастливое детство они воспринимают с аппетитом потребителей, не считая себя обязанными на какую-либо отдачу. И лагерь, и кружок, и руководитель кружка, и все лагерные блага, по их представлению, созданы специально для их бездумного и безоблачного существования. Таких тоже надо очень осторожно и умело ставить на место. Обязательно надо видеть состояние души каждого. Чем крепче его связи с миром прекрасного и сказочного, тем легче с ним работать. Как хорошо, если эти связи заложены в семье!

У себя в кружке я не допускаю зазнайства, соперничества, грубости в обращении друг с другом. Все равны. Невнимательность и грубость в отношениях друг с другом не спускается никому так же, как и все другие элементы неправильного поведения в коллективе. Я строго следила, чтобы ребята не бросали начатого дела на середине.

Все эти, на первый взгляд, мелочи играют огромную роль в формировании личности и характера и в дальнейшем отношении к любой работе.

У всех руководителей кружков одна общая трудность, которую надо обязательно преодолеть. Дело в том, что ребята очень не любят расставаться со своими работами, которые они старательно и любовно делают в кружке. Их тоже можно понять. У всех ребят одна тенденция - все забрать домой. С такими собственническими настроениями бороться очень трудно. Поэтому на первом же занятии я сразу ставлю, как говорится, все точки над "i". Конкретно и бесповоротно. Ведь у меня своя задача - обеспечить выставочные фонды, и я твердо уверена в том, что ребятам это задача тоже не должна быть безразличной. Я говорю примерно так: "Вы можете делать сколько угодно работ. Я буду вам во всем помогать. Вам предоставлено все, чтобы вы могли легко и правильно трудиться,- помещение, инструмент, заготовки, руководитель. Разве вам не хочется за все это отблагодарить свой лагерь и сделать что-то для него? Вам оказана большая честь: ваши работы будут участвовать во многих выставках. Дома эти работы увидят только близкие. А те работы, что я оставляю здесь, увидят ваши товарищи, будет смотреть весь город и его гости, возможно, работы поедут и за рубеж. Так что работайте сколько угодно, но знайте - одну, а возможно и две работы, причем самые лучшие, я буду оставлять для всевозможных выставок и для лагерного музея. Приедут другие смены, и в этом году, и через год, и через пять, и ребята первым делом познакомятся с нашим музеем, станут учиться на ваших работах".

И вот при таком подходе ребята стараются делать вообще только хорошие работы. С особо упорными "собственниками" я применяю еще один прием - коллективные работы. К одной работе я подключаю от двух до пяти человек.

- А кто же из нас заберет эту работу? - неуверенно спрашивает меня Оля.

- Как же ее можно забрать? - равнодушно отвечаю я,- ведь не будете же вы пилить ее пополам? Работа пойдет на выставку.

Девочки смеются и продолжают работать. Вот такие маленькие хитрости и приводят к тому, что собственнические тенденции как-то сникают и впоследствии ребята очень огорчаются, если я отклоняю кое-какие работы для общественных нужд. Они поняли всю престижность и радость участия в выставках и экспозициях своего музея и так, постепенно, сменили понятие "мое", "мне", на "наше" и "нам",- наша работа, наш кружок, наш лагерь.

Естественно, что о личных работах, которые дети повезут домой, тоже надо серьезно подумать, подумать, кто и на что способен, кому что больше по душе. Ведь эти работы предназначены для того, чтобы ребенок мог одарить, вернувшись из лагеря, самых близких ему людей.

Кроме всевозможных лесных скульптур и миниатюр, ребята с увлечением занимались работами сувенирными - гномиками, старичками, Дюймовочками, фигурками из бересты с головками из ореха, у которых берестяной сарафанчик украшен любовно и фантастически. Всевозможные домики, дачки, хуторки и один из излюбленных работ-подарков - композиции цветов из фруктовых косточек, скомпонованных на спилах, в плетеных корзиночках, на кусочках коры или в деревянных вазочках. Эти композиции любимы и доступны всем возрастам.

Вопрос, где взять такое огромное количество косточек, разрешается очень просто. Надо наладить контакт с кухней - и каждый день у нас полная тарелка косточек из компота, великолепных мокрых, которые ребята сразу же колют в тисках, с аппетитом поедая зернышки, а влажные половинки тут же растекаются по индивидуальным целофановым мешочкам, чтобы через какое-то время воплотиться в сувениры для родных и друзей. В общем, не перечтешь всех возможностей для осуществления работ, как не учтешь и всю неуемную детскую фантазию.

Как руководителю кружка лучше распределить свое время, чтобы все успеть? Конечно, у каждого свой метод работы. Но я бы советовала вставать пораньше, вместе с пробуждением своего карманного приемника. Тихо выйдя из своей комнаты, чтоб не потревожить соседей, отправляюсь к себе в мастерскую. Нет ничего чудеснее раннего утра в пионерлагере! Необыкновенная, неправдоподобная тишина. Никого. Все спит мирным сном. Только из кухни доносится мерный дробный стук ножей. Когда дети спят, лагерь приобретает какое-то особое значение: всей своей сущностью он охраняет покой и мирный сон наших детей. Благодатная тишина, пронизанная лучами восходящего из-за леса солнца...

Первым делом надо просмотреть, что было не доделано вчера. У одного не ладился образ жирафа, другой не мог подобрать подходящий хвост для собаки. А вот еще и ваза, которую так хочет сделать Саша, но довести эту работу до нужной кондиции, как того требует декоративное украшение, он никак не может - не хватает терпения. Кому-то для работы надо подобрать к персонажу голову, кому-то руки или ноги. Надо подумать, как уравновесить почти готовую работу - она никак не хочет стоять. Без такой утренней ревизии день наверняка пройдет впустую. Утренние часы пробегают, как один миг, и вот уже горн подъема и лагерь гудит, как огромный потревоженный улей: бегут по кольцу за физруками старшие, верещат, умываясь, малыши. Подъем флага. Надо запирать мастерскую и идти на завтрак.

Если погода хорошая, вожатые ведут ребят в лес, и тогда есть время, чтобы подтянуть "хвосты". Если же погода плохая - ребята бегут в кружки. И тогда начинается обычная повседневная работа. Все хотят о чем-то спросить, и каждый хочет это сделать первым. Самых прытких я посылаю в конец небольшой, быстро рассасывающейся очереди. Сижу так, что подход к моему столу возможен был только с одной стороны. Тут и проходят все консультации. Нельзя уделять внимание только одной работе. Нужно еще поговорить о том, что делается в мире, вместе с ребятами спеть хорошую песню или вспомнить стихи, рассказать о животных, птицах, цветах и насекомых - много есть интересных тем для беседы. По возможности, надо не оставить ни одного вопроса без ответа. Обсуждаются и кинофильмы и интересные книги. Нас подстерегает множество вопросов, на которые надо ответить грамотно и авторитетно. Порой бывает очень нелегко, но все равно ударить, как говорится, лицом в грязь нельзя.

Возвращаясь из леса к обеду, ребята обрушивают на меня кучу находок. Все складывается в специальный ящик, чтобы вечером, на занятиях обсудить их всем коллективом. Это коллективное обсуждение находок и готовых работ я считаю одним из важнейших элементов наших занятий. Порой и находка и ее владелец раскритиковываются в пух и прах, порой, напротив, ими восхищаются, и тогда счастливец становится героем дня. Ребята учатся на обсуждениях видеть все плюсы и минусы находки, наперебой советуют, что надо удалить, что добавить. Очень тщательно обсуждаются и названия, которые играют очень важную роль в готовых работах. Одни названия презрительно отклоняются, другие встречаются аплодисментами. Только после утверждения названия готовая вещь ставится на полку и с этого момента становится наглядным пособием для начинающих.

Во всех случаях нельзя подавлять детской инициативы: основное решение работы должно оставаться за автором. Его можно направить, деликатно поправить, посоветовать, но ни в коем случае нельзя подавлять инициативы, чтобы автор полнее испытал радость самостоятельного творчества, чтобы привык действовать смело.

Наш кружок не оставался в стороне от общелагерных дел и интересов. Так, к празднику Нептуна, проводимого каждое лето во всех лагерях, кружок сделал для морского царя великолепное кресло из огромного, вывернутого с корнем соснового пня. Из остатка ствола, срезанного на плоскость, получилось сиденье. Для спинки послужил разворот корней, обрезанных по кругу. Две большие согнутые сосновые ветки стали подлокотниками. Кресло получилось сказочно прекрасным. После участия в празднике оно стояло в помещении кружка, и многие работники лагеря любили прийти и немножко отдохнуть в этом удивительном кресле. Вся обстановка кружка - само помещение, сделанное из смолистых сосновых досок, работы, пахнущие лесом и деревом, аромат тончайших духов от полянки белого клевера у крыльца и вот это сказочное кресло - создавали атмосферу умиротворенности и покоя. Все мы знали: тот, кто пришел посидеть отдохнуть в нашем кресле, нуждается в покое. Его не надо трогать. Пусть посидит. И не только атмосфера, но и характер взаимосвязи между детьми, взаимопомощь, полное равенство в правах и обязанностях создавали особый микроклимат, благодаря которому все члены кружка чувствовали себя раскованными и счастливыми.

Наверное, поэтому к нам приводили в кружок и трудных детей, которые не могли найти себя в лагерной обстановке: девочку, которая непрерывно плакала по дому, мальчика, угрюмого и подавленного, который почему-то остался вне коллектива. И к общей нашей радости в нашем кружке они нашли себя и ничем не стали отличаться от других ребят, разве что мальчик все делал из прогнивших пней какие-то разрушенные замки и пиратские бригантины.

Я не скажу что-то новое, если буду утверждать, что увлеченность педагога, влюбленность его в свое дело играют огромную роль в увлеченности ребят, с которыми педагог работает. Они заражаются этой увлеченностью, влюбляются в свой кружок, считая его самым лучшим и самым необходимым. Не у всех детей, естественно, будет от ваших уроков и советов настоящая отдача, но большинство откликнется своей увлеченностью на вашу. Бывают и огорчения, на которые сразу и не поймешь, как надо реагировать. Так, у меня группа мальчиков десяти-одиннадцати лет вдруг начала усиленно вооружаться. Кроме сабель, пистолетов и ружей, кроме "бах-бах" я ничего не видела от них и не слышала. Сначала я растерялась. Какое уж тут искусство! А потом подумала: они работают, как говорится, в поте лица, строгают, рубят, пилят. И я отнеслась к этому увлечению так же, как и ко всем другим занятиям: я требовала, чтобы все было как положено, соблюдалась точность изображения, чистота в работе и аккуратность вокруг. Я решила, что это лучше, чем они будут болтаться без дела, вне коллектива. Они работают, кроме того, они мужчины, наши будущие защитники, пускай вооружаются. Это пройдет само собой. И действительно, прошло. Так что увлеченность бывает разная и по-разному выраженная.

К праздникам я часто получаю письма от своих учеников с поздравлениями и пожеланиями. Одна девочка, пожелав, как положено, "успехов в труде и личной жизни", пишет: "Спасибо Вам, что Вы пробудили в нас талант..." Конечно, сказано очень громко и самонадеянно. И пробудила я не "талант", а все ту же увлеченность, которая помогает в любом деле. Во всяком случае, к концу второй недели занятий для меня становится совершенно ясным, с кого что можно спросить, на что можно рассчитывать, кто надежен, а кто просто балласт в кружке.

Дней за десять до конца смены в виде премии и награды за проделанные в кружке работы я разрешаю делать бижутерию, т. е. всевозможные украшения для себя, родных и друзей. У ребят это праздник, особый этап во всей нашей кружковой работе, так сказать, кульминационная точка нашей деятельности. Ребята, занимающиеся в кружке не первый год, знают о такой перспективе с самого начала занятий, но знают они и то, что раньше времени заниматься бижутерией я не разрешаю. И если какой-то новичок начнет канючить и просить сделать "кулончик", его сразу же поставят на место. Это не случайно. Я хочу посоветовать всем, ведущим такие кружки, никогда не давать делать бижутерию в начале смены, раньше времени. Сначала надо обеспечить выставки, а когда основные работы завершены, дать заготовки для бижутерии, которые хранятся с самого начала работы кружка.

И вот, наконец, наступает торжественный день. Я сама напиливаю косые или прямые спилы и раздаю ребятам. Тут-то и начинается то, от чего я вас стараюсь предостеречь - настоящий бижутерийный психоз. Все начинают тереть полученные от меня или благоприобретенные спилы о наждачную бумагу. Трут с совершенно отсутствующими, отрешенными лицами. Трут все - у меня такое впечатление, что занимается этим весь лагерь, все отряды. Малыши трут какие-то палочки и кусочки коры об асфальт. Трут даже пионервожатые, выпросив у меня наждачной бумаги и заготовок. От повальной эпидемии устоял, кажется, один начальник лагеря. Он спокоен, так как привык ничему не удивляться.

Короче, это самое неприятное время в смене. Поэтому я и давала этот вид работ всегда к концу смены, чтобы бижутерийные страсти не разгорались тогда, когда надо было сохранить хороший творческий подъем для обеспечения основного фонда готовых и нужных работ для выставок.

И вот во время такого массового психоза один очень тихий и скромный мальчик от нахлынувшей на него жадности совершил, с точки зрения коллектива, тяжелый проступок, и произошло это благодаря общему настрою. У меня была небольшая ветка сухой сирени, подходящего для кулонов диаметра, с великолепным рисунком, характерным для подгнившей сирени. Я эту ветку никому не давала, чтобы не испортили красивый материал, а по мере надобности отпиливала кружочки тем, у кого для работы ничего не было. Палочка сирени была вложена в тиски, а я отвлеклась на текущие дела, и вдруг обомлела - Алеша торопливо, вкривь и вкось пилил нашу палку. Пила у него в руках гуляла из стороны в сторону. Он уже отпилил несколько кривых спилов и торопливо начинал пилить новый.

- Я разрешила тебе пилить? - спросила я.

Молчит. Я взяла в руки кривой и какой-то лохматый спил.

- Как ты думаешь, из него что-нибудь получится? - Молчит.

- Ну вот что,- говорю я, стараясь подавить раздражение,- ты испортил отличную заготовку. Ты и для себя ничего хорошего не отпилил, и товарищей оставил без красивых работ. Иди, пожалуйста, сегодня из кружка и подумай...

На другой день, когда уже начинались занятия, в дверь робко вошел Алеша.

- Ты чего пришел! - закричали некоторые ребята,- тебе же сказали, уходи из кружка!

- Да вы что, ребята,- торопливо говорю я.- Это было вчера, а сегодня он все понял и никогда больше так поступать не будет!

И тут случилось совершенно невероятное. Алеша ринулся ко мне, уткнулся носом в передник, и все его худенькое тело затряслось от рыданий. И я, да и все ребята поняли, как трудно было ему прийти к нам, и как любовь к кружку, к коллективу пересилила эту трудность. Ребята со всех сторон окружили рыдающего мальчика, утешая каждый по-своему. Дарили ему свои заготовки, совали носовые платки, кто как мог выражал свое сочувствие. И я с удовлетворением подумала, что вся наша обстановка, наши работы, природа, окружающая нас своей благодатью, взаимная наша дружба - все учит добру. Научить детей способности сопереживать - высокая и благородная цель.

Дни занятий бижутерией совпадают с общелагерным, очень целенаправленным мероприятием: на утренней линейке весь лагерь объявляется "городом мастеров", и с этого дня все отряды представляют собой те или иные мастерские. Наш кружок мы объявляем мастерской ювелиров, и теперь в кружке работа идет не только на личные нужды, но и на общественные, т. е. изготавливает украшения для киоска ювелиров на общелагерной ярмарке. Доходы от ярмарки лагерь передает в фонд мира. Открытие ярмарки со всеми сопутствующими мероприятиями - чайными, квасными, блинными, бубличными киосками, зрелищными мероприятиями - скоморохами, петрушками, борьбой, бегом в мешках и другими увеселительными занятиями - приурочивается к последнему родительскому дню, когда родителей пускают на территорию лагеря беспрепятственно, так как именно родители и являются основными покупателями на ярмарке. Надо сказать, что наш киоск ювелиров пользуется большим успехом и перекрывает сборы других киосков.

Кстати, о родителях. С родителями всю смену мы стараемся поддерживать контакт. Они всегда наши желанные гости. Мы им показываем все наши работы, раскрывая все тайны творчества. Я это делаю не без задней мысли - стараюсь обратить родителей в ту веру, которой мы поклоняемся сами. Веру в неповторимую прелесть лесной скульптуры, в ее огромное воспитательное значение. Я всегда приглашаю приехавших родителей посетить кружок, посмотреть, чем заняты их дети. Ребята взахлеб рассказывают им о работе кружка, гордясь своими достижениями, своими работами, показывают, что они успели сделать для дома. Тут у меня опять-таки двойная цель - показать, что делают дети, и подготовить родителей к тому, что когда дети привезут свои работы домой, надо принять их, и с каким уважением надо эти работы принять.

Миша А. очень долго работал над красивой птицей, сидящей на брюшке. Птица была большая, сантиметров 20 - 25. Потом Мише пришла идея посадить птицу в гнездо, которое он долго и кропотливо склеивал из тонких и гибких прутиков. Делая гнездо, он оживленно восхищался и птицей, и собой, сделавшим такую прекрасную вещь, радуясь тому, что у него такой хороший подарок "маме на телевизор". Я очень хотела увидеть Мишину маму, чтобы составить себе представление, как она воспримет такой подарок. И когда Мишина мама появилась у нас в кружке, я строго, без улыбки, глядя ей в глаза, внушительно сказала:

- А вот это вам, подарок на телевизор...,- и, видя ее мгновенное замешательство, добавила:

- Ничего, суконочку подклеите и будет отлично, ведь Миша так для вас старался...

И мама поняла. Она всплеснула руками с неподдельным восторгом:

- И правда, Мишенька, как будет красиво! И все будут удивляться, неужели это Миша сам сделал?

Был у нас в лагере еще один кружок, где из импортных журналов переснимали бесконечных ковбоев, гангстеров, сомнительных красавиц и бесконечных гномов. Переснимали на стекло, а потом с обратной стороны раскрашивали яркими нитрокрасками. Меня очень огорчал этот кружок, я не считала это творчеством: меня угнетала безвкусица этих картинок на стекле, а понятие, что лишь бы занять детей, а чем - неважно, для меня чуждо. И я несказанно обрадовалась, когда одна родительница привела ко мне в кружок своего сына и внушительно, во всеуслышание сказала: "Вот чем тебе надо заниматься, а не такой ерундой!" - и она бросила мне на стол всем надоевшего гнома в красном колпаке и с носом картошкой.

К концу смены кружок работает и до обеда, и вечером, так как больше двадцати - двадцати пяти человек за урок охватить нельзя, даже имея большой опыт. Обсуждаем работы, проверяем названия, кто хорошо пишет, занимается подготовкой этикеток к работам. Все этикетки, вырезанные из ватмана, должны быть аккуратны и одинаковы. Просматриваются все работы. Одним словом, подготавливаем все для лагерной выставки. Выставка всегда проводится в нашем кружке, имеющем большое помещение. Одну комнату мы занимаем своими экспонатами, другую уступаем остальным кружкам. Я заранее готовлю гидов для обслуживания выставки, во время которой я сижу в стороне, на своем обычном месте, для того, чтобы все видеть, а мои гиды встречают посетителей и все им объясняют. Еще подготавливается группа ребят, которая следит за порядком. Через помещение выставки проходят все отряды со своими вожатыми. Проходят чинно, без всякой суеты. У нас даже заведена книга отзывов.

Вот и этот торжественный день проходит. В подготовленные коробки упаковывается то, что пойдет на городские выставки, а остальное раздается их счастливым авторам. Заранее брать готовые работы из кружка не разрешается. Этот последний день необыкновенно счастливый и радостный. Заготовлены грамоты для раздачи их на последней линейке. Надо помочь упаковать персональные работы и проститься до будущего лета.

Я была очень счастлива и горда, когда нескольким своим ребятам могла выдать официальные, за подписью начальника лагеря, удостоверения инструкторов по работе с лесной скульптурой, что давало им право преподавания в детских кружках. Эти удостоверения особенно торжественно, вместе с цветами, вручались на последней линейке. И еще большее удовлетворение я испытала тогда, когда одна моя ученица позвонила мне зимой и сказала, что директор ее школы просит организовать кружок "Природа и творчество".

- Ну и что же ты? Согласилась? - спросила я.

- Я боюсь без вас, можно ли? Справлюсь ли я...

- Не бойся, девочка, обязательно соглашайся. Ты справишься,- сказала я.

Умение детей фантазировать, видеть во всем сказку - основа, на которую опирается искусство лесной скульптуры. Этим и объясняется желание детей работать с природными материалами. Их, безусловно, привлекает возможность самовыражения. Они видят реальные результаты своего труда, испытывают радость творчества. Работа над лесной скульптурой воспитывает в них такие качества, как трудолюбие, наблюдательность, творческое воображение, активность, целеустремленность.

Желание одушевить неодушевленные предметы, вдохнуть в них жизнь, подыскать нужное движение, характер, настроение,- все это завершит работу. Обязанность взрослых - развить у детей не только наблюдательность, но и природоохранные навыки. И это последнее не менее важно, чем все остальное. Во время поиска материалов на ярких примерах, наглядно, надо приучать детей к нормам поведения в лесу. Творческое восприятие природы учит детей не только чувствовать прекрасное, но и быть добрыми по отношению ко всему живому.

Наглядный пример того, как в простом обломке сухой ветки ребенок увидел знакомый образ - ворону (рис. 163). Все лишнее убрано, подчеркнуты клюв и хвост. Подклеены палочки-ножки и подставка.

Рис. 163. Детская работа. Ворона
Рис. 163. Детская работа. Ворона

Работа "Семейный ансамбль" (рис. 164) выполнена под впечатлением забавных стихов Б. Заходера о пане Трулялинском. Ребята изобразили маму, папу и двух дочек. Головы - грецкие орешки, туловища из подходящих обрезков веток. Туловища-платья женщин ребята разукрасили узорами из зернышек всевозможных круп. Получилось очень нарядно.

Рис. 164. Детская работа. Семейный ансамбль
Рис. 164. Детская работа. Семейный ансамбль

"Нет войне!" (рис. 165) создана, как вы можете судить по названию, на самую актуальную тему нашего времени. Идею подсказала интересная ветка черемухи - туловище с двумя как бы в отчаянии вскинутыми вверх руками - более тонкими по отношению к туловищу веточками. Голова подклеена отдельно из обломка ветки с размочаленным концом. Прожжен большой кричащий рот и намечены глаза. Фигура получилась очень выразительной и динамичной, но когда автор, десятилетний Дима К., поставил ее на подставку - белый брусок и, по моему совету, укрепил по бокам два столбика, на которые намотал "колючую" проволоку, я была как-то озадачена. Задуманного не получилось. Тогда я решилась на эксперимент. Взяла ацетон, слегка облила всю работу и подожгла. Пламя охватило кричащего человека, подставку, столбики, проволоку, и прогорев, потухло. Немного выждав, я повторила процедуру. Потом я дала Диме белую краску и кисточку, и он на закопченной поверхности бруска-подставки, написал "Нет войне!"

Рис. 165. Детская работа. Нет войне!
Рис. 165. Детская работа. Нет войне!

Работа "Здравствуй, мама!" (рис. 166) сделана под впечатлением наблюдений за проходящим деревенским стадом. Собрана она из просмоленных сучков, добытых из полностью прогнившего елового пня. Обе фигурки скомпонованы из двух деталей - туловища и головы с несколько расширенной нижней частью, чем и достигнуто характерное сходство с коровьей головой. На обе морды наклеены маленькие капы с бузины. Такая необходимость возникла потому, что авторы, заработавшись, не заметили, как они своим коровам сделали заостренные лисьи головы. Они так перепугались, что на следующий день не пришли на занятия. Но я их утешила, сказав, что так даже лучше, легче будет наклеить капы, чтобы больше было похоже. Работа побывала на многих выставках и удостоена диплома первой степени.

Рис. 166. Детская работа. Здравствуй, мама!
Рис. 166. Детская работа. Здравствуй, мама!

Цветок, на котором стоит Дюймовочка (рис. 167), собран из шести половинок грецкого ореха. Половинки вставлены в отрезок круглой палки, верхний конец которой закруглен и хорошо зашлифован. В боковых стенках отрезка сделано круговое углубление, в которое и вклеены половинки ореха. В нижнем конце сверлом сделано углубление, в которое вклеен фигурный стебель цветка. Подходящего диаметра бревнышко обрезано на нужную высоту, стесано на конус, зашлифовано шкуркой, и верхняя, более широкая часть закреплена темной краской ("земля").

Рис. 167. Яковлева К. Г. Дюймовочка
Рис. 167. Яковлева К. Г. Дюймовочка

В "земле" просверлено отверстие, куда и вклеен стебель с цветком. Фигурка Дюймовочки сделана из разветвления веточки (если вы будете делать аналогичную работу, лучше всего найти такое разветвление в порослях американского клена, веточки которого всегда растут парно). Головка - лесной орешек. Глазки и ротик прожжены. Волосы из пакли, сверху шапочка из шляпки желудя. Юбочку можно сделать из половинки ореха, верхей части маленькой шишки или бересты. Две ножки с башмачками из половинок мелкой сливы наклеены на середину цветка.

"Младший брат" (рис. 168) - тоже интересная работа. Фигурки девочек скомпонованы так же, как и Дюймовочка. Коляска - две половинки грецкого ореха, маленькие спилы - колеса. Ребенок в коляске склеен в лежачем положении: головка - мелкий орешек, туловище - желудь, ножки и ручки - косточки кизила. Вот и вся несложная, но очень выразительная работа, которая по плечу любому ребенку, особенно если взрослые подскажут, в какой последовательности ее осуществить.

Рис. 168. Яковлева К. Г. Младший брат
Рис. 168. Яковлева К. Г. Младший брат

Очень проста, но выразительна динамичная фигурка мальчиша (рис. 169 "Мальчиш-Кибальчиш"), она склеена из двух разветвлений фигурных веток. Фигурка держится на одной ножке, приклеенной при помощи штыря к небольшой подставке. Подклеены ступни - половинки фруктовых косточек. Головка - небольшой грецкий орешек с прожженными глазками и ртом. На голове шапочка - плодоножка баклажана, на которой яркая красная звездочка, допустимая в данном случае. Сабелька из небольшой щепочки.

Рис. 169. Яковлева К. Г. Мальчиш-Кибальчиш
Рис. 169. Яковлева К. Г. Мальчиш-Кибальчиш

предыдущая главасодержаниеследующая глава



Рейтинг@Mail.ru
© Алексей Злыгостев, подборка материалов, разработка ПО 2001–2017
Разрешается копировать материалы проекта (но не более 20 страниц) с указанием источника:
http://sculpture.artyx.ru "Скульптура"