Пользовательского поиска










предыдущая главасодержаниеследующая глава

Памятники Старой Рязани XIII в.

К ранним памятникам может быть отнесена и находившаяся в Рязанском историко-архитектурном музее-заповеднике небольшая гробница, точнее, белокаменный саркофаг, который музей относит к 1237 г., то есть к эпохе Батыева разорения. Гробница эта, видимо, одна из тех, что были найдены среди других погребений при раскопках в Старой Рязани, производившихся еще в 1836 г. неким "купеческим сыном" Димитрием Тихомировым (См.: Димитрий Тихомиров, Исторические сведения об археологических исследованиях в Старой Рязани, М., 1844. Профессор А. Л. Монгайт (ст. "Старая Рязань". - В кн. "Материалы и исследования по археологии СССР", т. IV, М., 1955, № 49, стр. 8, прим. 4) пишет: "Все вещи из раскопок Д. Тихомирова утрачены, за исключением одного каменного гроба, хранящегося в РОКМ" (ныне Рязанский историко-архитектурный музей-заповедник)), предпринявшим эти раскопки на свой счет из чисто патриотических побуждений. В науке тех лет еще не выработана была методика археологических изысканий. Научного паспорта этот памятник не имеет, и все соображения по его поводу могут рассматриваться как гипотеза.

Сама гробница похожа на обычные для той эпохи, а также и для бохее позднего времени каменные долбленые прямоугольные саркофаги. Хорошо пригнанная к ней плоская крышка, сохранившаяся в своей верхней части менее чем наполовину, покрыта узором по краям и в центре в виде треугольно-выемчатого орнамента, обведенного линией с обеих сторон. В центре крышки линии образуют три концентрические окружности с четко отмеченным центром, а между двумя из них снова бежит треугольная резьба. Из верхней части этой окружности протянулся вверх снова обрамленный линиями двойной завиток "усиками", также из высеченных треугольников, только вдвое меньшего размера.

Если принять датировку музея, то это-первый известный нам случай появления треугольно-выемчатого орнамента, украшающего край доски и образующего, таким образом, раму, внутри которой ближе к изголовью помещается круг из того же орнамента, обозначающий, несомненно, солярный знак. Фрагментарность памятника, у которого центральный круг почти наполовину не сохранился, не позволяет судить, были ли здесь боковые тяги, обычные в таких композициях для позднейших надгробных плит, но думается все же, что тягам здесь места не было. В остальном же здесь уже почти сложился тип орнамента надгробной белокаменной плиты, которая окажется господствующей формой надгробий Московской Руси конца XV - вплоть до первой половины XVII в. Фрагмент рязанской крышки представляет поэтому исключительный интерес, так как является как бы прообразом нового решения орнамента надгробия, заключающим в себе почти все элементы его будущих орнаментальных композиций и таящим все проблемы, связанные с его дальнейшей функцией.

Плита из Старой Рязани, 1237. Рязань, Городской краеведческий музей
Плита из Старой Рязани, 1237. Рязань, Городской краеведческий музей

Видимо, в дальнейшем развитии форм обряда сама крышка гроба уже не украшается, тогда как украшенная плита как бы "поднимается" и остается в виде надгробия на поверхности земли (или церковного пола, как, например, было в Новгороде в Георгиевском соборе Юрьева монастыря и других храмах), принимая на себя еще и надпись (о наличии или отсутствии которой мы здесь судить не можем, так как до нас не дошла нижняя часть этой плиты).

предыдущая главасодержаниеследующая глава



Рейтинг@Mail.ru
© Алексей Злыгостев, подборка материалов, разработка ПО 2001–2017
Разрешается копировать материалы проекта (но не более 20 страниц) с указанием источника:
http://sculpture.artyx.ru "Скульптура"