Пользовательского поиска

mitsubisi rfynth








предыдущая главасодержаниеследующая глава

III. Скульптура времени Нового царства (XVI-XII вв. до н. э.)

Искусство времени Нового царства прошло большой и сложный путь. Конец Среднего царства был одним из тяжелых периодов в истории Египта - страна подверглась нашествию гиксосов, которые затем властвовали около полутораста лет. Борьбу за их изгнание и новое объединение государства возглавили Фивы. Эта борьба не только завершилась полным успехом, но в свою очередь египетские войска вторглись в Азию и захватили большие территории. Египет стал крупной мировой державой.

Фараоны новой, XVIII династии продолжали расширять и укреплять завоеванные владения и одновременно все дальше продвигали свою южную границу, покоряя давно привлекавшую их Нубию. Множество рабов и различные ценности, непрерывно поступавшие в страну в процессе постоянных войн, обогащали верхушку общества и давали возможность царям и жречеству вести крупные строительства храмов.

Уже в XVI в. до н. э. начался новый расцвет культуры и искусства. Именно тогда были построены замечательные памятники архитектуры - фиванские храмы бога Амона-Ра, заупокойные святилища и скальные гробницы фараонов, великолепные дворцы. Талантливые зодчие ввели много новшеств; был создан новый тип храма, большое значение в декорировке зданий приобрели колоннады и скульптуры.

Для изобразительного искусства этого времени характерен рост реалистических поисков, вызванный как изменениями в общественной среде - усилением обмена, развитием городской жизни, ремесел, ростом значения средних слоев населения, так и расширением тесных контактов с другими народами, взаимодействием с их культурами. В то же время искусство отражало и стремление к декоративности, возникшее в итоге прилива богатств и появления соответствующих новшеств в быту двора и знати: иных, более изысканных и пышных одежд и париков, сложных форм убранства жилищ.

В начале периода в скульптуре заметно возвращение к стилю первых десятилетий Среднего царства. Общая обстановка казалась схожей: фараоны-фиванцы, объединившие государство в XVI в. до н. э., стремились подражать памятникам своих предков - объединителей страны в XXI в. Однако на самом деле оба периода настолько отличались по существу, что это не могло не отразиться на общем развитии идеологии и, следовательно, в искусстве. Уже с середины XVI в. до н. э. в памятниках скульптуры явно ощущается новый стиль. Обе его струи - реалистические поиски и декоративность - постепенно нарастают, и к концу XV в. уже чувствуется та мягкость трактовки, то стремление к правдивой передаче образа, которые послужили почвой для расцвета изобразительного искусства начала XIV в. до н. э., когда в силу исторической обстановки были сняты привычные каноны и поставлены новые задачи. Этот период - время предельного обострения противоречий между царской властью, опиравшейся на средние слои населения, и высшей знатью и жречеством - называется обычно амарнским, по современному названию местности, где по приказу фараона Аменхотепа IV - Эхнатона была построена новая столица - Ахетатон. Замечательные по реализму скульптуры, созданные в этом городе, - портреты царя, его жены Нефертити и дочерей - общеизвестны, как известна и гибель большинства этих памятников при разгроме Ахетатона после смерти Эхнатона и торжества реакции.

Вторая половина Нового царства проходила в сложной обстановке возобновившихся войн и продолжавшейся борьбы внутри рабовладельческой верхушки. В процессе этой борьбы обострилось соперничество северных центров и Фив. Религиозно-философские учения этих городов, равно как и их искусство, отчетливо использовались в политических целях борющимися силами.

В XIV-XIII вв. до н. э. были созданы такие прославленные памятники, как гигантский главный колонный зал карнакского храма Амона-Ра в Фивах, скальные храмы в Нубии (Абу-Симбель и др.), храм Сети I в Абидосе. Царские скальные гробницы намного превысили по масштабам и декорировке усыпальницы фараонов XVIII династии.

Изобразительное искусство сохраняло вначале ряд достижений амарнского периода, и на их основе было создано много нового и интересного как в скульптуре (например, светские образы царей и цариц), так и в рельефе и росписи (большие многофигурные композиции батальных сцен, увеличение роли пейзажа). Однако изменение исторических условий в конце Нового царства (XII в. до н. э.), потери внешних владений, экономические трудности, нарастание внутренних противоречий, ослабление центральной власти и увеличение власти жречества привели к постепенному упадку государства. В искусстве наблюдается утрата поисков нового; в рельефах и росписях резко возрастает религиозная тематика, скульптура повторяет прежние, утратившие новизну образы.

а) Царские статуи

Царских скульптур времени Нового царства в Эрмитаже почти нет. Верхняя часть крупной статуи фараона (№ 63) по своей сохранности не дает представления о ее первоначальном облике. Единственным, но зато чрезвычайно интересным образцом этого типа памятников является составляющая часть группы фигура царицы, по стилю несомненно близкая к амарнским скульптурам (№ 62).

61. Часть статуи Эхнатона или Нефертити - фрагмент руки. Известняк. Дл. 0,098 ж.

Сохранилась только небольшая часть руки повыше кисти. На руке врезано имя бога Атона, заключенное в картуши, от которых сохранилась только верхняя часть (табл. I, 61).

Наличие на руке статуи имен бога Атона указывает на то, что статуя изображала фараона Эхнатона или его жену, царицу Нефертити. XIV в. до н. э.

Сохр.: потерта поверхность.

Инв. № 18048. Из собрания Н. П. Лихачева. Поступила из ИКДП в 1938 г.

Публикация: Перепелкин, Описание, стр. 15, № XIV, 3.

62. Часть скульптурной группы. Известняк. Выс. 0,15 м.

Рис. 40. Часть скульптурной группы. Известняк
Рис. 40. Часть скульптурной группы. Известняк

Скульптура представляет собою верхнюю половину женской фигуры, сохранившуюся от супружеской группы. Правая рука женщины протянута вправо и, очевидно, обнимала фигуру мужчины, который в свою очередь обнимал женщину левой рукой, часть которой сохранилась. На голове женщины - гладкий трехчастный парик; одеяние не разработано, отмечен только ворот. Лицо хорошей работы: широкие и тяжелые верхние веки больших полузакрытых глаз и глубокие углы рта сближают памятник с амарнскими портретами. Груди небольшие, но слегка отвислые, как у статуэтки царицы Нефертити47; по-видимому, живот был несколько одутловатый. По всем стилистическим особенностям памятник относится ко времени правления преемников Эхнатона. Для скульптур этого периода характерно сочетание амарнских традиций с попытками вернуться к прежним, хотя бы чисто внешним нормам. Ввиду отсутствия головного убора трудно решить, кого изображала женщина, а следовательно, и вся группа. Необходимо, однако, учесть, что наличие высокого пилястра (или спинки кресла), превышающего уровень головы, указывает на то, что поверх парика на голове женщины был надет высокий убор - корона с двумя перьями или двойная корона, поэтому можно предположить, что данный фрагмент принадлежал фигуре царицы или богини и что, следовательно, группа изображала либо царя с царицей, либо бога и богиню. Однако и лица божеств все равно воспроизводили бы черты правящего фараона и царицы, как это бывало постоянно. Убедительным примером от времени правления Харемхеба, вступившего на престол через 12-15 лет после смерти Эхнатона, может служить голова колоссальной статуи богини Мут, найденная в Карнаке вместе с фрагментом парной статуи Амона48. Лицо Мут явно портретно и стилистически еще очень близко к скульптурам Амарны. Вполне вероятно, что оно повторяет черты царицы Мутнеджемт, жены Харемхеба, как это показывает сравнение с лицом Мутнеджемт в известной группе ее и Харемхеба49. Сопоставление этих двух скульптур с нашей статуей царицы показывает определенное сходство всех трех памятников, так что возможно предположить, что и эта статуя изображала Мутнеджемт в образе богини Мут, головным убором которой была как раз высокая корона обоих Египтов. С таким предположением вполне согласуется и то, что преемники Эхнатона, желая подчеркнуть разрыв с его учением, посвящали много скульптур в фиванские храмы Амона, и то, что наша статуя обладает всеми чертами именно фиванских художественных мастерских50. Отсутствие детальной разработки парика и одежды, а также надписей на оборотной стороне, возможно, указывает на то, что группа не была закончена. XIV в. до н. э.

47 (Берлинский музей (Матье, Искусство, стр. 381-382, илл. 175).)

48 (Vandier, III, pi. CXXIV, 5. Ср. также трактовку глаз у одновременной колоссальной статуи Амона, там же, табл. CXIX, 3.)

49 (Al. Gardiner, The Coronation of King Haremhab, - JEA, 39, 1953, pp. 13-31, фронтиспис.)

50 (Матье, Искусство, стр. 401-408.)

Сохр.: отбит нос, правая сторона лба и весь верх головы; повреждено левое плечо, мелкие выбоины.

Инв. № 18577. Из собрания Русского археологического института в Константинополе. Поступила в 1931 г.

Аналогии: Группа Харемхеба с женой, царицей Мутнеджемт. JEA, 39, 1953, табл. I.

63. Часть статуи фараона. Камень. Выс. 0,51 м.

Голова и плечи статуи фараона. На голове - платок с уреем на лбу. На оборотной стороне сохранилось начало иероглифической надписи (табл. I, 63): "Царь Южного и Северного Египта, владыка Обеих Земель...". XII-X вв. до н. э.

Сохр.: отбиты нос и бородка, поврежден урей; выбоины.

Инв. № 18240. Из собрания Н. П. Лихачева. Поступила из ИКДП в 1938 г.

Публикация: Перепелкин, Описание, стр. 22, № XXV. Ю. Я. Перепелкин датирует памятник: "второе- первое тысячелетие до н. э.".

64. База от статуэтки Сети I. Стеатит. Разм. 0,083 X 0,041 м.

База спереди закруглена; в ней имеются два круглых отверстия для укрепления статуэтки. По краю базы, со всех сторон идет иероглифическая надпись, начинающаяся спереди и расходящаяся в обе стороны направо (см. табл. I, 64а): "Да живет бог благой, владыка существующего, Менмаатра, сын Ра, Сети-Меренптах, возлюбленный Исиды, правогласный"; спереди, налево (табл. I, 64б): "Да живет бог благой, владыка Обеих Земель, Менмаатра, сын Ра, Сети-Меренптах, возлюбленный Осирисом, правогласный перед богом великим". На нижней стороне базы (см. табл. I, 64 в): "Посвящено начальником зависимых людей храма Рамсесом для Владыки его". Таким образом, на базе была установлена статуэтка Сети I, посвященная в храм Осириса неким Рамсесом, начальником зависимых людей.

Сохр.: выбоины.

Инв. № 18049. Из собрания Н. П. Лихачева. Поступила из ИКДП в 1938 г.

Публикация: Перепелкин, Описание, стр. 15, № XIV, 4.

65. База от статуэтки Рамсеса II. Песчаник. Разм. 0,103 х 0,075 х 0,033 м.

В базе имеются два отверстия для укрепления статуэтки. Справа, по краю, вырезана иероглифическая надпись (табл. I, 65а): "...Усермаатра-Сетепенра, сын Ра, Рамсес-Мериамон". Слева, по краю базы, также вырезана иероглифическая надпись (см. табл. I, 656): "...сын Ра, Рамсес-Мериамон". Таким образом, ясно, что на базе была укреплена статуэтка Рамсеса II.

Сохр.: разбита на две части и склеена, утрачена часть переднего левого угла. Потерта.

Инв. № 18058. Из собрания Н. П. Лихачева. Поступила из ИКДП в 1938 г.

Публикация: Перепелкин, Описание, стр. 15, № XIV, 5.

б) Статуи частных лиц

Статуи частных лиц получают во времена Нового царства большое распространение. Особенно возрастает количество скульптур, посвящавшихся в храмы. В иконографии статуй частных лиц наблюдается ряд изменений, хотя основные типы стоящих и сидящих фигур продолжают занимать значительное место. Большое распространение получают статуи, изображающие сидящего на корточках человека, окутанного плащом; подобные скульптуры изредка появляются еще в Среднем царстве, однако только теперь они занимают видное место среди других памятников аналогичного назначения. Пожалуй, еще чаще встречаются новые типы статуй - коленопреклоненные фигуры, держащие в руках то жертвенник, то изображение божества, то стелу с текстом молитвы или гимна божеству. По-прежнему остаются популярными семейные группы.

Отмеченные выше новшества в обиходе знати сильно изменили облик скульптур. Уже в XV в. до н. э. появляются новые одеяния: у мужчин - рубашка с короткими рукавами, плотно облегающая тело, и передник с пышными складками; у женщин - отделанный бахромой плащ, драпирующий всю фигуру и ниспадающий мягкими складками. Эти одежды в разные годы имеют те или иные особенности. Так, рукава рубашек у мужчин вначале были почти прямые и заканчивались всего двумя-тремя складками; в XIV в. рукава значительно удлиняются и, главное, расширяются к локтю, складок становится все больше и больше. Передник также делается длиннее, доходя до щиколоток; спереди он падает большими, иногда закругляющимися складками. Подчас такие складки лежат в несколько рядов. Входит в употребление опоясание в виде широкого шарфа, отороченного бахромой, концы которого низко спускаются спереди.

Одновременно с одеждой значительно усложняются и прически, моды на которые также меняются. Мужчины начинают носить парики с множеством локонов, сначала опускающихся на плечи, затем падающих двумя прядями на грудь. Эти пряди, сравнительно короткие в конце XV в. и в первой половине XIV в. до н. э., позже значительно удлиняются. Женщины в XVI в. до н. э. носят парики, несколько напоминающие моды времени Среднего царства. Косички таких париков как бы сплетаются еще в три части, две из которых обрамляют лицо, а третья спускается с затылка. В XV в. до н. э., одновременно с изменением мужских причесок, у женщин появляются тяжелые парики, состоящие из сплошной массы косичек, ровно охватывающей всю голову. Иногда такие парики имеют слегка выпуклый силуэт (в XV и в начале XIV в. до н. э.), позже совершенно прямой, с отделяющимися длинными боковыми прядями, падающими спереди почти до талии (вторая половина XIV-XIII в. до н. э.).

Передача множества складок на новых одеждах и сложных сочетаний локонов или косичек на париках потребовала и новых приемов. Характерно, что эти приемы появляются сначала на деревянных статуэтках: именно на них вырабатывали скульпторы некоторые способы виртуозной трактовки туго завитых кудрей. Однако не все эти приемы затем были перенесены на камень. Если, например, зигзагообразная разделка прядей сравнительно легко была освоена и на каменных статуях, то передача мелких локонов в виде множества чешуек встречается только в деревянной пластике.

По имеющимся в Эрмитаже статуям частных лиц времени Нового царства можно наглядно проследить основные этапы развития скульптуры XVI-XII вв. до н. э. Так, голова мужчины (№ 67), относящаяся к началу периода, еще близка искусству Среднего царства. Статуя Мааниамона (№ 68) и группа Шери (№ 69) уже показывают сложение новых художественных форм, а замечательная деревянная статуэтка юноши конца XV в. до н. э. (№ 72) отражает характерное для этого времени сочетание реалистических поисков с изысканным изяществом.

Большим пробелом является отсутствие амарнской скульптуры, и представление об этом этапе развития египетского искусства дает только уже упомянутая выше интереснейшая статуя царицы, созданная в годы, непосредственно примыкавшие к правлению Эхнатона (№ 62).

Памятники времени преемников Эхнатона, вообще довольно редкие, удачно представлены в Эрмитаже такими характерными скульптурами, как статуя мужчины с наосом (№ 75), прекрасная семейная группа Аменемхеба (№ 76) и часть небольшой головки от мужской статуэтки (№ 74).

Особенность искусства периода XIX-XX династий хорошо прослеживается на целом ряде статуй и статуэток.

66. Статуэтка Камеса. Черный гранит. Выс. 0,38 м. Камее изображен сидящим на кубообразном сидении. На голове - гладкий парик, боковые пряди которого падают на плечи. Черты лица даны резко и отчетливо; нос большой, скулы выдаются. Отмечен зрачок, на щеках глубокие складки, углы губ опущены. Руки Камеса лежат на коленях, левая держит цветок лотоса. На бедрах - длинный гладкий передник, почти доходящий до щиколоток. Работа суммарная, пропорции не выдержаны; вся фигура слишком приземиста и массивна, слишком подчеркнута мускулатура плеч и груди, чрезмерно велики ступни. По обеим сторонам сидения высечено по четыре столбца иероглифической надписи, содержащей текст обычной заупокойной молитвы, слева Осирису, справа - Амону-Ра (табл. I, 66а): "Дары, которые дает царь Осирису, владыке Абидоса, да даст он жертвы хлебом, пивом, быками, гусями, печеньем, вещами прекрасными всякими, чистыми одеждами, ладаном, благовонными мазями, для духа Камеса, правогласного. (Сделано) его матерью, оживляющей его имя, Себекиу, почтенной"; (табл. I, 66б): "Дары, которые дает царь Амону-Ра, владыке Карнака, (да даст он) жертвы хлебом, пивом, быками, гусями, печеньем, вещами всякими прекрасными, чистыми, которыми живут боги, для духа Камеса, правогласного в некрополе". Надписи исполнены крайне грубо, имеются ошибки. Знаки произвольно расчленены на части (знак wb во втором столбце левой надписи, знак некрополя в четвертом столбце); иногда иероглифы размещены вопреки правилам египетской каллиграфии (группа слов nb.t nfr.t во втором столбце левой надписи), некоторые иероглифы имеют крайне некрасивые формы (знак dj во вторых столбцах обеих надписей, знаки р, т; огромный знак Кз и др.).

Имя Камеса характерно для периода XVII династии (XVI в. до п. э.). Грубость работы памятника, ошибки и каллиграфические недостатки надписей могут быть объяснены общим уровнем культуры периода. Это было время изгнания гиксосов, около полутораста лет владевших Египтом. Гиксосское завоевание ослабило и экономику и культуру страны. Многие традиции, знания, навыки были утрачены. Крупные памятники архитектуры вообще не возводились, а скромные сооружения отличались низким строительным уровнем. Скульптурам была свойственна поверхностная характеристика образа.

Однако для определения особенностей как самой статуэтки Камеса, так и ее надписей, можно дать и иное объяснение.

В собрании музея Лондонского университета имеется статуэтка, купленная Фл. Питри и Маллави51 и изображающая человека также по имени Камес. На человеке надет короткий передник, на голове - полосатый платок с подобием урея. Работа статуэтки хуже эрмитажной. Надписи совпадают почти полностью, повторяются и ошибки. Вся трактовка статуэтки вызывает сомнение в ее подлинности. Как нам любезно сообщил хранитель музея в Бруклине д-р Б. Ботмер, в Academy of the New Church Museum он обнаружил еще одну статуэтку с именем Камеса, обработка которой справедливо заставила его признать в ней современное изделие. Д-р Ботмер высказал сомнение и в подлинности эрмитажной статуэтки Камеса. Думается, однако, что эта последняя скульптура все же является подлинной, так как по манере исполнения она отличается от двух других статуэток с тем же именем, которые могли быть скопированы с нее.

51 (J. Capart, Recueil de monuments egyptiens, v. I, Bruxelles, 1905, pl. LXVII; Porter - Moss, IV, p. 169; W. M. Fl. Petrie, A History of Egypt, v. II, London, 1924, p. 15.)

Сохр.: потерта поверхность.

Инв. № 2960. Приобретена у М. И. Максимовой в 1920 г.

Публикации: Матье, Искусство Нового царства, стр. 12-14, табл. I; Матье - Павлов, Памятники, илл. 33; Матье, Искусство, стр. 197-198, илл. 97.

67. Часть статуи - голова мужчины. Черный гранит. Выс. 0,177 м.

На голове - парик, разделанный параллельными горизонтальными врезанными линиями и оставляющий уши открытыми. Лицо с выступающими скулами и крупным ртом несколько теряет выразительность из-за условных рельефных полос бровей и век. Конец XVI - начало XV в. до н. э.

Рис. 41. Голова статуи мужчины. Гранит
Рис. 41. Голова статуи мужчины. Гранит

Сохр.: поврежден нос, большая трещина пересекает лицо и шею от носа к левому плечу.

Инв. № 4948. Из собрания Бобровского. Поступила в 1920 г.

Аналогии: трактовка глаз и бровей - статуя Аменемхета, царского писца (Каирский музей, № 566 - Borchardt, I, S. 115-116, Taf. 96, время Аменхотепа II). Головной убор - статуя Сенмута с Нефрура (Каирский музей, № 42114 - Legrain, Statues, I, pp. 62-64, pl. LXVI).

68. Статуя писца Мааниамона. Известняк. Выс. 0,376 м.

Рис. 42. Писец Мааниамон. Известняк
Рис. 42. Писец Мааниамон. Известняк

Мааниамон изображен сидящим на земле, ноги согнуты в коленях и прямо поставлены перед туловищем. На голове - парик, характерный для времени XVIII династии, разделанный прядями, спускающимися во все стороны от макушки, оставленной гладкой; на лбу и сзади на концах пряди заканчиваются четырьмя косыми линиями, изображающими локоны. Спереди, начиная от ушей, которые оставлены открытыми, и до плеч волосы трактованы в виде прямоугольников, каждый из которых покрыт косыми линиями. Из-под парика над висками видны собственные волосы, показанные рельефно. Лицо тонкой, тщательной работы, нос прямой, губы довольно толсты; под подбородком имеется искусственная подвязная бородка. Разрез глаз неширокий, брови и веки даны краской, а не условными рельефными полосами. Отмечены складки около носа. Руки скрещены на коленях. Фигура окутана длинным сплошным плащом, из-под которого видны только кисти рук. Лицо и руки статуи окрашены в красновато-коричневый цвет, белки глаз - белые, волосы, веки и зрачки - черные; одежда, по-видимому, была голубоватая. На одежде спереди имеется иероглифическая надпись, расположенная в шести строках. Надпись содержит текст обычной заупокойной молитвы Амону-Ра и Осирису; начало трех первых строк не сохранилось, но легко может быть восстановлено по многочисленным аналогиям (табл. I, 68): "[Дары, которые царь дает] Амону-Ра, царю богов, и Осирису, вождю Запада, богу великому, владыке вечности, да дадут они жертвы хлебом, пивом, быками, гусями, одеждой, ладаном, благовонными мазями, маслом, вином, молоком, всякими прекрасными чистыми вещами, всякими цветущими приношениями, вдыханием сладостного северного ветра - для Ка, писца счета зерна Мааниамона, сына начальника ювелиров Тхутихотепа, рожденного госпожой дома Дидиу".

Поза данной статуи была излюбленной позой отдыха египтян. Такое положение придается вначале статуэткам слуг времени Древнего царства. В период Среднего царства эта поза впервые применяется для статуй частных лиц, посвящаемых в храмы или помещаемых в гробницы. Однако это были еще редкие экземпляры, и только со времени Нового царства статуи подобного типа получают широкое распространение. Для каждого периода они имели свои особенности. Так, статуи времени XVIII династии, прекрасным образцом которых является скульптура Мааниамона, отличаются реалистической передачей силуэта фигуры. Все туловище статуи заметно шире в коленях и суживается к ступням, линии тела живо чувствуются под широкой одеждой, и статуя еще не производит впечатления "пакета с головкой", как справедливо назвал Г. Масперо такие скульптуры последующего времени52. В период XIX-XX династий общераспространенным типом является длинная, как бы вытянутая фигура, равная сверху донизу, и статуи приобретают известную безжизненность. Иногда в период XIX династии в такой позе изображаются фигуры, одетые в обычное одеяние своего времени.

52 (G. Maspero, Egypte, Paris, 1912, p. 254.)

При XXI-XXII династиях статуи опять возвращаются к типам XVIII династий, искусство времени которой вообще во многом служило образцом для мастеров XXII династии. Относительно особенностей скульптур данного типа Саисского периода см. ниже.

Статуя Мааниамона по ряду признаков относится к середине времени правления XVIII династии, точнее, - к царствованию Аменхотепа II (XV в. до н. э.). За такую датировку говорят и парик, и особенности трактовки фигуры, отмеченные выше, и тип лица, черты которого близки к лицам статуй Аменхотепа II. Стремление частных лиц воспроизводить на лицах своих статуй черты правящего фараона наблюдается еще со времени Среднего царства. При XVIII династии это стремление получило более широкое распространение. Достаточно сравнить, например, скульптуры частных лиц начала династии с портретами фараонов Тутмесидов или статуи вельмож времени Аменхотепа III с изображениями последнего (например, с лицами ленинградских сфинксов), чтобы в этом убедиться: в первой группе скульптур мы видим широкие, суживающиеся книзу лица с крупными, слегка горбатыми носами и миндалевидными, широко расставленными глазами, тогда как во второй группе лица совершенно иные - удлиненные, слегка выступающие внизу вперед, с длинными, немного вогнутыми носами, характерными, точно срезанными в верхней части щеками и узкими глазами под низкими бровями. В основе отбора черт и тех и других скульптур лежали портреты правящего фараона.

Таким образом, поскольку лицо Мааниамона довольно близко к портретам Аменхотепа II, мы можем с уверенностью предположить, что он был современником этого фараона. Это подтверждается и всем стилем памятника. Конец XVI в. до н. э.

Сохр.: повреждено левое колено, во многих местах сошла краска, потерта поверхность.

Инв. № 741.

Публикации: Golenischeff, Inventaire, p. 89, № 741; М. Э. Матье, Эрмитажная статуя писца Маани-Имен, - "Известия ГАИМК", т. IX, вып. 3, Л., 1931, стр. 1-9; Матье, Искусство Нового царства, стр. 94; табл. XXIII; Матье - Павлов, Памятники, илл. 32; Матье, Искусство, стр. 258, илл. 125.

Аналогии: Каирский музей, №№ 547, 563 и 566 (Borchardt, I, S. 92-94, 111-113, 115-116, Taf. 91, 95, 96).

69. Группа - писец Шери с семьей. Песчаник. Выс. 0,225 м. Писец Шери и его жена Сатамон изображены сидящими на широком кресле с закругленной спинкой. Каждый из супругов обнимает одной рукой плечо другого. На голове Шери - короткий парик, оставляющий уши открытыми и разделанный параллельными горизонтальными линиями. На бедрах - длинный гладкий передник, на котором спереди вырезан столбец иероглифической надписи (табл. I, 69а): "Отец начальника судебного зала Амона Мереса53, правогласного, Шери". На голове Сатамон - парик с многочисленными косами, разделенными на три части: две из них обрамляют лицо, третья падает на спину. Спереди, поверх кос парика, видно по косичке собственных волос. Сатамон одета в обычное узкое платье с лямками, на которых написано ее имя (см. табл. I, 69 б): "Сатамон". Между супругами стоит нагой мальчик, их сын, имя которого написано тут же (табл. I, 69в): "Амонемипет". На боковых сторонах кресла врезанным рельефом даны фигуры дочерей: около отца - Амонеминт, около матери - Танеферт; у их фигур имеются соответствующие надписи (табл. I, 69 г, д).

Рис. 43. Писец Шери с семьей. Песчаник
Рис. 43. Писец Шери с семьей. Песчаник

Рис. 44. То же, оборотная сторона
Рис. 44. То же, оборотная сторона

53 (В. С. Голенищев читал "Амонмерес" как одно слово, но стоящий перед именем Амона показатель родительного падежа "п" не позволяет принять такое чтение.)

На базе идет иероглифическая надпись, начинающаяся спереди (табл. I, 69е): "[Дары], которые дает царь Амону-Ра, царю богов, да даст он всякие вещи (продолжение надписи слева) для духа писца Шери (на базе справа) брат его, оживляющий его имя54, Амонемипет".

54 (Оживить имя значило оживить самого человека, продлить его жизнь в потустороннем мире, так как считалось, что в имени заключается частица существа его обладателя. Верования в колдовскую силу имени, широко распространенные в условиях первобытнообщинного строя и сохранившиеся в виде пережитков у многих народов, имели место в древнем Египте. В ряде случаев, чтобы сохранить имена от порчи, их писали ребусами. Именно благодаря такому "тайному" написанию имени царицы Хатшепсут на фризе молель, ни ее храма в Дейр Эль-Бахри эти имена сохранились, тогда как повсюду в храме они были уничтожены ненавидевшим царицу ее преемником Тутмесом III.)

На спинке кресла, которое как бы образует стелу, врезанным рельефом изображен сидящий за столом с дарами брат Шери, писец Амонемипет, посвятивший группу в храм. Перед ним надпись (табл. I, 69 ж): "Писец Амонемипет". По другую сторону стола стоят две женские фигуры, по-видимому, жена и дочь Амонемипета. Перед каждой из них соответственная надпись (табл. I, 69 з): "Сестра55 его Хенутурет", и (табл. I, 69 и): "Таусерт". Под рельефом три строки иероглифической надписи, содержащей молитву к богу Осирису (табл. I, 69 к): "Дары, которые дает царь Осирису, вождю Запада, богу великому, владыке вечности, да даст он жертву хлебом, пивом, быками, гусями, всякими прекрасными, чистыми вещами для духа Шери".

55 ("Сестрой" называлась жена.)

Группа Шери одновременна со статуей Мааниамона (№ 68). Лицо Шери близко к описанному типу лиц времени Аменхотепа II. Его парик указывает на период не позже середины XVIII династии. Сатамон одета в платье старого покроя, которое женщины тогда еще носили. Ее парик также соответствует данному периоду. Крепкое, собранное тело Шери характерно для статуй первой половины династии, как и контуры фигуры Сатамон, с отмеченной талией, четкими линиями груди и живота.

Таким образом, группу Шери следует датировать, как и статую Мааниамона, серединой XV в. до н. э. Она представляет собой интересный образец работы среднего уровня скульптора одной из фиванских мастерских.

Сохр.: повреждены нос и подбородок Шери и Сатамон, левый глаз Шери, лицо мальчика, кончики двух пальцев на левой руке Шери и указательный на правой руке Сатамон; отбит угол базы около Сатамон и правая ступня женщины, а также верх оборотной стороны за фигурой Сатамон. Имеются выбоины, сошла краска.

Инв. № 2508. Приобретена у Ибрагима Багира, французского консульского чиновника в Негаде, в 1889 г.

Публикации: Golenischeff, Inventaire, pp. 378-380, № 2508; Матье, Искусство Нового царства, Л., 1947, стр. 94-95, табл. XXV, 2; Матье, Искусство, стр. 259.

Аналогии: Каирский музей, № 614 (Borchardt, Statuen, II, S. 161-162, Taf. III); головы от несохранившихся групп в Метрополитенском музее (Mayes, Scepter, II, pp. 156-157, fig. 86; статуэтка женщины в Метрополитенском музее (там же, стр. 61, рис. 31); фрагмент женской статуэтки, Берлинский музей (Н. Fechheimer, Kleinplastik, fig. 53); статуэтки в музее в Ганновере (I. Woldering, Aegyptische Kunst, Hannover, 1958, S. 66-67, Taf. 29).

70. Статуэтка - мужчина. Дерево. Выс. 0,29 м.

Статуэтка изображает идущего мужчину. Левая нога выдвинута вперед. Руки были укреплены на шпеньках. На голове - окрашенный в черный цвет круглый короткий парик, из-под которого видны кончики ушей. Парик покрыт врезанными волнистыми горизонтальными линиями так, что получаются находящие друг на друга чешуйки. На шее белой краской изображено ожерелье с противовесом на спине. На бедрах - передник, складки которого отмечены врезанными вертикальными линиями сзади и на боках. Спереди передник, видимо, сильно выступал; эта часть была сделана из отдельного куска дерева и укреплена на шпеньке, от которого сохранилось отверстие. Статуэтка отличалась высоким качеством исполнения; лицо внимательно проработано, отмечены веки. На сохранившихся частях поверхность хорошо отполирована. Статуэтка была укреплена на подставке; под подошвами ног сохранились выступы для крепления. Пальцы ног, возможно, были выточены из отдельных кусков дерева. XVI в. до н. э.

Сохр.: утрачены руки, нос, передняя часть передника, пальцы ног. Во многих местах повреждена поверхность; выбоины, трещины.

Инв. № 4817. Из собрания Бобровского. Поступила в 1920 г.

Аналогии: деревянная статуэтка Хевубенефа в Метрополитенском музее, ср. трактовку передника (Hayes, Scepter, II, pl. 61, fig. 30); имена матери Хевубенефа - Яххотеп-Танеджемт и отца - Тхути, равно как и стиль статуэтки, указывают на начало XVIII династии. Ср. также передник у бронзовой статуэтки мужчины Берлинского музея, которую X. Феххеймер датирует Средним царством (Fechheimer, Kleinplastik, Taf. 43). О парике см. выше, стр. 66.

71. Статуэтка - мужчина. Дерево. Выс. 0,19 м.

Рис. 45. Мужчина. Дерево
Рис. 45. Мужчина. Дерево

Статуэтка изображает идущего мужчину. Левая нога выдвинута вперед. Руки были укреплены на шпеньках. Волосы коротко острижены. На бедрах - длинный передник с сильно выступающим вперед полотнищем. Сзади передник проходит по талии, спереди спускается довольно низко, оставляя обнаженным почти весь живот. Голова слегка вытянута. Тело окрашено в темный коричневый цвет, передник и белки глаз - белые, волосы, брови, веки и зрачки - черные. Хорошая работа. XV в. до н. э.

Сохр.: утрачены руки, ступни. Выбоины, в том числе две на левой щеке; слегка поврежден нос. Местами сошла краска. Инв. № 4830. Из собрания Бобровского. Поступила в 1920 г,

72. Статуэтка - молодой мужчина. Дерево. Выс. 0,345 м.

Рис. 47. Молодой мужчина. Дерево
Рис. 47. Молодой мужчина. Дерево

Статуэтка изображает идущего молодого человека. Левая нога выдвинута вперед, руки опущены вниз, держали утраченные атрибуты. Голова слегка вытянутой формы; судя по тому, что по сторонам головы поверхность немного потерта, статуэтка, по-видимому, имела головной убор такого же типа, какой мы видим на аналогичной статуэтке Брюссельского музея. Тело нашей статуэтки хорошо моделировано и резко контрастно фигуре писца Шери (№ 69); мускулы мягкие, все контуры закруглены. Чрезмерно вытянутая форма черепа усиливает впечатление холодной изысканности идеализированного лица. Характерна форма бровей - изогнутых над серединой глаза и круто спускающихся к вискам. Такие брови, имеющиеся на всех изображениях царицы Тии, жены Аменхотепа III, были, видимо, особенностью ее лица, чем и объясняется появление бровей такого рисунка на ряде рельефов и скульптур времени правления Аменхотепа III. Именно этим периодом и следует датировать статуэтку юноши Эрмитажного собрания, на что указывает вся совокупность ее стилистических особенностей, свойственных искусству этого времени, в котором уже был заложен ряд элементов, послуживших почвой для расцвета" замечательного искусства следующего, амарнского, периода. Статуэтка юноши по высокому художественному уровню выполнения является замечательным образцом фиванской пластики конца XV - начала XIV в. до н. э. и справедливо считается одним из шедевров Эрмитажного собрания.

Сохр.: утрачена правая рука, парик и атрибут из левой руки, пальцы ног. Имеются большие трещины, потерта поверхность.

Инв. № 737. Из коллекции Кастильоне. Поступила в 1862 г.

Публикации: Golenischeff, Inventaire, p. 86, № 737; N. Flittner, An unpublished wooden Statuette, - AE, 1925, pp. 71-73; Матье, Искусство Нового царства, фронтиспис; М. Э. Матье, Искусство Древнего Египта, М., 1958, рис. 60-61; Матье - Павлов, Памятники, илл. 34-35; Матье, Искусство, стр. 270-271, илл. 131.

Аналогии: Брюссельский музей; J. Capart, Documents pour servir a Vetude de l'art egyptien, I, Paris, 1927, p. 29, pl. 39; статуэтка жреца, Берлинский музей, № 17021 (Н. Schafer unci W. Andrae, Die Kunst des Alten Orients, Berlin, 1925, Taf. 342, 1).

73. Статуэтка Сапаира. Синее стекло. Выс. 0,037 м.

Сапаир изображен сидящим на кубообразном троне с высокой спинкой. Сапаир сидит в традиционной позе, положив руки на колени. На голове - короткий парик, закрывающий уши. На шее - широкое ожерелье, на бедрах - длинный передник. Сзади, на спинке трона, врезанными позолоченными иероглифами написано (табл. I, 73): "Сапаир, правогласный". Боковые стороны трона покрыты сетчатым орнаментом, а в нижнем углу, примыкающем к спинке, оставлен незаполненный квадрат, в котором на царских тронах обычно помещается символическое изображение объединенного Египта.

Древнеегипетских стеклянных статуэток до нас дошло очень мало56, тогда как других изделий из катанного стекла - сосудов, подвесок - найдено гораздо больше. Видимо, такие статуэтки были редки и в древности; это понятно, так как вследствие сложности их изготовления они были очень дороги. Их целиком отливали в форме, шлифовали песком или наждаком и уточняли детали ударами молотка по резцу или другому заостренному инструменту; так же наносились надписи. Ноздри и ямочки в углах рта проделывали дрелью, иногда не более 0,3 см в диаметре; такой дрелью иногда делали и углубления на месте бровей и подвязок искусственных бород, заполнявшихся затем стеклом более темного цвета.

56 (J. Cooney, Glass Sculpture in Ancient Egypt, - "Journal of Glass Studies", II, New York, 1960, pp. 10-43.)

Эти дорогие скульптуры изготовлялись, видимо, только в царских мастерских: они изображают обычно головы для статуэток фараонов, сфинксов с головами царей, встречаются изредка заупокойные фигурки "ушебти" видных придворных, - это были, вероятно, царские поминальные дары57. Детали одного ушебти, принадлежавшего Хекарешу, воспитателю детей Тутмеса IV, и сделанного из светло-голубого стекла, были выполнены листовым золотом.

57 (Матье, Искусство, стр. 298 и 511, прим. 116.)

Очевидно, и статуэтка Сапаира, отлитая из великолепного темно-синего стекла, на фоне которого прекрасно выделяется золото иероглифов, была изготовлена в царских стекольных мастерских конца XVIII династии; на эту дату указывает тип парика и трактовка фигуры.

Сохр.: голова отбита и приклеена. Сильно стерто лицо.

Инв. № 752.

Публикации: Golenischeff, Inventaire, p. 92, № 752. Материал неправильно определен как лазурит; Н. Д. Флиттнер, Стеколъно-керамические мастерские Телъ-Амарны, - "Ежегодник Российского института истории искусств", т. I, Пг., 1922, стр. 139, пр. 3 (материал впервые определен правильно), табл. XII, 4.

74. Часть головы статуэтки мужчины. Черный базальт. Выс. 0,05 м.

От головы сохранилось лицо и парик надо лбом и левым ухом. Парик - типа конца XVIII династии: он разделан зигзагообразными полосами, идущими вниз от темени, а боковые пряди - прямоугольниками, изображающими локоны; уши наполовину закрыты. Такие парики, появляющиеся, видимо, при Аменхотепе III, имеются на целом ряде скульптур, относящихся ко времени правления преемников Эхнатона, и встречаются еще при XIX династии. Лицо - также типа конца XVIII династии - с полными щеками, миндалевидным разрезом глаз, крутыми бровями и пухлыми губами с ямочками в углах. XIV в. до н. э.

Сохр.: поврежден нос, выбоины между левым глазом и бровью, на левой щеке, на подбородке слева, на парике.

Инв. № 18829. Из собрания И. И. Толстого. Поступила в 1955 г.

Аналогии: аналогичные парики - у писца царской сокровищницы Небсени в семейной группе - Музей в Бруклине, № 40 (Vandier, III, pl. CXLIII, 3; CLXVIII, 5). Вандье датирует группу временем Аменхотепа III (pp. 491-500); у Ини, в семейной группе, Каирский музей, № 772 (Vandier, III, pl. CXLV, 1). Конец XVIII династии (р. 500); у ушебти писца счета зерна царских амбаров Ии, Музей в Ганновере (I. Woldering, Agyptische Kunst, Hannover, 1958, Taf. 30). На стр. 67 Вольдеринг указывает как дату для ушебти начало XVIII династии, однако статуэтка явно относится к концу династии, на что указывает низко подпоясанный передник и весь стиль фигурки; низко подпоясанный передник и у мужской фигуры на рельефе из гробницы Дуаинехех, Музей в Ганновере (I. Woldering, Agyptische Kunst, Taf. 32); на стр. 68 Вольдеринг датирует рельеф XVIII династией, однако он, бесспорно, датируется концом XVIII династии - началом XIX династии, как это видно по рукавам рубашки и типу лица (профиль Аменхотепа III, но две черточки на шее); у Кинебу в супружеской группе, Музей в Ганновере (I. Woldering, Agyptische Kunst, S. 71, Taf. 41), конец XVIII династии (см. характерные одежды и на скульптурах группы и на фигурах, изображенных на рельефе на обороте группы); у Пареннефера, Каирский музей, № 586 (Borchardt, Statuen, I, S. 141-142, Taf. 105-XIX династия); у Чаи в семейной группе, Каирский музей, № 682 (Borchardt, Statuen, I, Taf. 115 - конец XVIII - начало XIX династии).

75. Статуя - коленопреклоненный мужчина с наосом. Известняк. Выс. 0,56 м.

Рис. 46. Коленопреклоненный мужчина с наосом. Известняк
Рис. 46. Коленопреклоненный мужчина с наосом. Известняк

Мужчина изображен стоящим на коленях и держащим наос со статуэткой бога Осириса. На голове - парик, разделанный прядями, идущими от темени; внизу каждая прядь заканчивается двумя-тремя квадратами, изображающими локоны. Боковые пряди парика, окаймляющие лицо и падающие на плечи, покрыты удлиненными прямоугольниками, также передающими локоны. Лицо с тонкими чертами и правильным овалом имеет характерное для амарнских скульптур выражение задумчивости, однако в нем нет жизненности, наполняющей эти скульптуры, оно холодно и бесстрастно. На мужчине надета плотно облегающая тело рубашка с вырезом на груди; короткие рукава книзу расширяются и лежат горизонтальными складками. Передний конец длинного, доходящего до щиколоток передника падает спереди свободными, закругляющимися складками. Спереди, на левой стороне наоса, сохранилось три иероглифических знака (табл. I, 75а): "правогласный". Остальная надпись стерта, как и надпись на пилястре, где видно лишь начало двух столбцов (табл. I, 756): "(1) [Дары], которые дает царь... (2) Атон...". На короне Осириса сохранились следы красных и желтых полос. Статуя хорошей работы, однако живот трактован стандартно и складки на рукавах сделаны несколько небрежно.

Трактовка лица, тип одеяния и парика, равно как и все стилистические особенности статуи, датируют ее временем правления фараона Харемхеба. Середина XIV в. до н. э.

Сохр.: почти полностью сошла краска. Надписи стерты, за исключением нескольких знаков. Повреждены стенки наоса и левый передний угол базы; на базе имеются и другие выбоины. Потерта поверхность.

Инв. № 739. Из коллекции Кастильоне. Поступила в 1862 г.

Публикации: Golenischeff, Inventaire, p. 87, № 739; Матье - Павлов, Памятники, илл. 60; Матье, Искусство, стр. 416, илл. 97.

76. Группа градоначальника Аменемхеба с женой и матерью. Серый гранит. Выс. 0,91 м.

Рис. 48. Градоначальник Амонемхеб с женой и матерью. Гранит
Рис. 48. Градоначальник Амонемхеб с женой и матерью. Гранит

В центре группы сидит сам Аменемхеб. На голове его парик, разделенный спереди на прямой пробор; пряди парика обрамляют лицо и падают на плечи; из-под парика на лбу видны собственные волосы. Одежда Аменемхеба состоит из рубашки с короткими рукавами, которые к локтям расширяются и заканчиваются множеством складок, и длинного передника, подпоясанного шарфом; один конец последнего свешивается спереди из-под пояса ниже колен, другой, отделанный бахромой, лежит на коленях. Слева от Аменемхеба сидит его жена58, Таисеннеферт, справа - его мать Кало, причем каждая из них положила руку на плечо Аменемхеба. Обе женщины одеты одинаково в характерных тонких одеждах знатных египтянок конца XIV в. до н. э. На их головах - тяжелые пышные парики, состоящие из множества мелких косичек, которые спускаются сплошной массой по плечам, не закрывая, однако, грудь. На париках надеты венки из лепестков лотоса. На лбу, из-под париков, у обеих женщин видны собственные волосы, разделенные на прямой ряд. На шеях надеты большие ожерелья, оканчивающиеся рядом подвесок. Ни у Аменемхеба, ни у женщин сандалий нет.

58 (В текстах на группе Таисеннеферт названа "сестрой" Аменемхеба, но поскольку так обычно в Новом царстве называли жену, то более вероятно считать, что Таисеннеферт была женой Аменемхеба, тем более что скульптурные группы обычно состоят из главы семьи, его жены и матери. Возможность того, что Таисеннеферт одновременно была и сестрой Аменемхеба, не исключена, хотя браки с сестрами в древнем Египте, за исключением царской семьи, сравнительно редки (см. М. Э. Матье, Из истории семьи и рода в Древнем Египте, - ВДИ, 1954, № 3, стр. 73; J. Cemy, Consanguineous marriages in pharaonic Egypt, - JEA, 40, 1954, p. 23).)

Группа прекрасной работы. Хорошо переданы тонкие одежды, детали головных уборов и украшений. Отмечены мускулы лиц, складки кожи; лицо матери Аменемхеба явно старше, чем лицо его жены.

Спереди, на одежде каждого из трех членов группы, имеется по столбцу иероглифической надписи. На одежде Аменемхеба читаем (табл. II, 76а): "Верховный писец царя, любимый им, начальник храма Джесеркара (Аменхотепа I)59, начальник житниц Амона, покойный князь Города60, Аменемхеб, рожденный Кало". Текст на одежде матери Аменемхеба (табл. II, 766): "Певица Амона, госпожа дома покойная Кало61, правогласная, мать покойного Аменемхеба, правогласного, князя Гермонтиса". Текст на одежде Таисеннеферт (табл. II, 76в): "Начальница затворниц62 Хатор, владычицы Инерти63, певица Амона, покойная Таисеннеферт, сестра Аменемхеба, князя Фив".

59 (Наименование неизвестного храма фараона Аменхотепа I; мы знаем только, что он находился на западном берегу Нила в Фивах, так как в гробнице Аменемхеба он назван "Дом Джесеркара на Западе Фив" (LD, III, Text, S. 238-239). См. подробнее: М. Э. Матье, Эрмитажная скульптурная группа Аменемхеба, "Древний мир", М., 1962, стр. 144-150.)

60 (Т. е. Фив.)

61 (Различное написание имени матери Аменемхеба объясняется разной передачей звука "л" (см., например, Al. Gardiner, The Wilbour Papyrus, III, Oxford, 1948, pp. IX-X). Это имя следует читать Кало (ср. Н. Banke, Die agyptische Personennamen, Hamburg, 1935, S. 346, № 11).)

62 (Звание "начальница затворниц" того или иного храма носила верховная жрица данного храма.)

63 (Инерти (букв, "два камня") - совр. Эль Джебелейн, местность, расположенная в 31,5 км к югу от Фив (см. Al. Gardiner, Ancient Egyptian Onomastica. Text, v. II, Oxford, 1947, p. 18, pl. XXIV).)

Задняя сторона скульптуры плоская и обработана в виде стелы; на ней высечены четыре столбца иероглифического текста таким образом, что позади фигуры Аменемхеба приходится два столбца, а позади фигур женщин - по одному. Каждый текст содержит молитву от имени данного лица к тому или иному божеству. Так, позади фигуры Аменемхеба читаем (табл. II, 76 г): "Дары, которые дает царь Гору-Ахути и Атуму, владыке Гермонтиса, Духу, живущему в небе, Прекрасноликому, вожатому Преисподней. Я пришел к тебе, Птах-Сокар-Осирис, владыка Расетау, да дадут они64 выйти его65 душе живой, чтобы следовать в место, которое ей угодно на земле, подниматься и спускаться перед Ра при сопровождении бога в его час, (сказано) верховным писцом царя, любимым его, начальником закромов Амона в Карнаке, покойным Аменемхебом, князем Города, рожденным покойной Кало". Приведенные в молитве Аменемхеба пожелания содержатся в ряде глав ритуального погребального сборника "Книги Мертвых" - гл. 17, 85, 187-А, 189, 163.

64 ("Да дадут они", очевидно, относится ко всем упомянутым в тексте богам - Гору-Ахути, Атуму и Птаху-Сокару-Осирису.)

65 (Следовало бы ожидать "моей душе", однако подобные неточности в употреблении личных суффиксов достаточно часты в древнеегипетских религиозных текстах.)

Текст позади фигуры Кало (табл. II, 76д): "Дары, которые дает царь Осирису Уннеферу и Нут, родившей пять богов, да дадут они процветать телу в некрополе, входить и выходить в двери Преисподней, чтобы видеть диск утром, чтобы пить на водопое реки - для духа покойной Кало, матери князя Аменемхеба". Приведенные в молитве Кало пожелания содержатся в следующих главах "Книги Мертвых": 189, 168, 45, 154, 13, 136-А, 61, 62.

Текст позади фигуры Таисеннеферт (табл. II, 76е): "Дары, которые дает царь Исиде, великой, матери бога, владычице Инерти66, Прекрасноликой, Хефтетхернебес, да даст она соединиться моей душе с ее телом, да летит она к месту, которое ей угодно, получая жертвы чистые перед владыкой Абидоса - для духа начальницы затворниц владычицы Инерти, Таисеннеферт, жены67 князя Аменемхеба". Приведенные в молитве Таисеннеферт пожелания имеются в главах 89 и 189 "Книги Мертвых".

66 (В этом тексте "владычицей Инерти" названа уже Исида. Как видно из дальнейшего, здесь имеется в виду сложный образ Хатор-Исиды-Хефтетхернебес. Последнее имя означало буквально "находящаяся против своего господина"; это было и названием местности на западном берегу Нила в Фивах, расположенной прямо против Карнакского храма Амона-Ра, который и назван здесь "ее господином", и одновременно являлось одним из наименований богини фиванского некрополя. Брюйер считает, что название Хефтетхернебес относилось не только к определенному кварталу на левом берегу Нила против Карнака, но и ко всему левому берегу от Дра Абу Эль-Нага до Мединет Абу(В. Bruyere, Mert Seger a Deir el Medineh, - MIFAO, 58, 1929, p. 198). To, что в данном тексте имеется в виду одна богиня, а не две (Исида и Хефтетхернебес), как переводили В. С. Голенищев и Б. Брюйер (в примечании Голенищев добавляет, что Хефтетхернебес может относиться к Исиде), видно из того факта, что в тексте мы читаем "да даст она". Тройной образ Хатор-Исиды-Хефтетхернебес засвидетельствован на ряде памятников; так, изображение подобного божества находится в сцене сотворения мира на саркофаге Педиамона (Каирский музей, № 6234, В. Bruyere, Mert Seger, p. 200, fig. 104).)

67 (В тексте "сестры".)

Группа Аменемхеба - выдающаяся фиванская скульптура XIV в. до н. э. Это один из редких сохранившихся памятников времени, последовавшего за крушением реформ Эхнатона. В пользу такой датировки нашей группы говорит ряд фактов. Если мягкость моделировки фигур, мелкая игра света и тени на прядях париков и складках одежд женщин могли быть характерными и для времени Аменхотепа III, т. е. конца XV в. до н. э., то одежда самого Аменемхеба, как мы уже видели, указывает на после амарнское время, равно как и его парик. Близкий парик мы видим на статуе самого Харемхеба, изображающей его еще полководцем и, следовательно, относящейся ко времени Тутанхамона68. Далее, почти идентичные парики носят современники Сети I - начальник гарема в Мемфисе Хормин69 и главный царский писец Юни70. Послеамарнская датировка подтверждается строгостью одинаковых круглых, несколько плоских лиц и тем, что на шеях всех фигур имеются две характерные врезанные линии, передающие складки; такие линии появляются на амарнских статуях и сохраняются в последующее время. Отсутствие повреждений в написании имен богов также свидетельствует о том, что памятник был сделан после Амарны.

68 (Метрополитенский музей (Н. Winlock, A Statue of Haremheb before his Accession, - JEA, 10, 1924, pp. 1-5).)

69 (Рельеф в Лувре. TEL-Louvre, 90.)

70 (7Метрополитенский музей (Hayes, Scepter, II, fig. 218).)

Группа Аменемхеба, видимо, стояла в его гробнице, поскольку в надписях, как мы видели, имеются тексты "Книги Мертвых". Эта гробница известна. Она расположена в части некрополя Фив, называемой теперь Дра Абу Эль-Нага71. Лепсиус описывает две сцены: на одной Аменемхеб приносит жертвы Осирису и Нефтиде, на другой - Аменемхеб, его жена и родители поклоняются фараону Аменхотепу I и его матери, Яхмес-Нефертири, считавшимся божествами - покровителями фиванских кладбищ. Запись Лепсиуса упоминает имя отца Аменемхеба - его звали Меху, т. е. так же, как и сына, поскольку Меху является сокращением имени Аменемхеб72. К сожалению, звание Меху полностью не сохранилось, но, поскольку в него входило имя Амона, очевидно, Меху также был как-то связан с храмом этого бога.

71 (LD, Text, III, S. 238-239, № 4; Porter - Moss, I (2 ed.), A-8, pp. 449- 450.)

72 (K. Sethe, Uber einige Kurznamen des Neuen Reiches, - AZ, 44, 1907, S. 88.)

Судя по званиям самого Аменемхеба, он занимал весьма высокое положение в Фивах. Его близость ко двору определяется званием верховного царского писца, любимого царем. Он занимал должности градоначальника столицы и видного центра фиванского нома - Гермонтиса, а также начальника закромов храма Амона в Карнаке и правителя храма Аменхотепа I на западе Фив. Должность начальника закромов Карнакского храма, т. е. главного официального святилища государства, принадлежала к одним из виднейших в стране, ее занимали наиболее могущественные из вельмож - везиры, верховные жрецы, сильные временщики. Вспомним хотя бы таких лиц, как Хапусенеб, Инени, Сенмут, Менхеперрасенеб, - все они были и начальниками закромов храма Амона. X. Кеес, рассматривая этот вопрос, прямо пишет, что все градоначальники Фив были и начальниками житниц Амона73.

73 (H. Kees, Das Priestertum im agyptischen Staat vom Neuen Reich bis zur Spdtzeit, Leiden - Koln, 1953, S. 141.)

В то же время Аменемхеб был связан с управлением царскими храмами на западе Фив; непосредственно он руководил хозяйством храма Аменхотепа I, культ которого играл большую роль в фиванском некрополе. В этом свете приобретает особый интерес и звание жены Аменемхеба, Таисеннеферт - "начальница затворниц Хатор, владычицы Инерти". Если судить только по этому эпитету Хатор, следовало бы признать, что Таисеннеферт была верховной жрицей храма Хатор в Джебелейн74. Однако мы уже видели выше, что, судя по обоим текстам молитвы Таисеннеферт, речь идет о богине фиванского некрополя, синкретическом божестве Хатор-Исиде-Хефтетхернебес. Была ли Таисеннеферт верховной жрицей неизвестного нам храма этой богини на западе Фив, или все же она была главой храма Хатор в Инерти, сказать пока нельзя, но обе эти возможности интересны, так как в одном случае мы имели бы сведения о неизвестном еще святилище Фив, а в другом - о достаточно тесной связи храмов Инерти и Фив, а следовательно, и общего ими управления. Если вспомнить при этом, что Аменемхеб был градоначальником не только Фив, но и Гермонтиса75, то возможно, что тексты нашей группы могут иметь определенный интерес для истории фиванского нома в XIV в. до н. э.

74 (Так полагает и Кеес (ibid., p. 141).)

75 (Гермонтис находится в 13,5 км от Луксора, Джебелейн - в 31,5 км (Al. Gardiner, Ancient Egyptian Onomastica. Plates, Oxford, 1947, pi. XXIV).)

Инв. № 740.

Сохр.: отбиты носы и руки от локтей у всех фигур (у Аменемхеба сохранились кисти). У фигуры Кало отбито правое колено. Небольшие выбоины.

Публикации: Ф. Жиль, Музей императорского Эрмитажа, СПб., 1861, стр. 352; I. Lieblein, Die aegyptischen Denkmaler in St. Petersburg, Helsingfors, Upsala und Copenhagen, Christiania, 1873, S. 3-4, № 3; Golenischcff, Inventaire, pp. 87-89, № 740; B. Bruyere, Mert Seger a Deir el Medineh, - MIFAO, 58, 1929, p. 201; Матье, Искусство Нового царства, стр. 99, табл. XXXI; В. В. Струве, К вопросу о локализации и датировке некоторых египетских памятников Эрмитажного собрания, - "Сборник Эрмитажа", М.- Л., 1926, стр. 14-16; Матье - Павлов, Памятники, илл. 47; М. Э. Матье, Эрмитажная скульптурная группа Аменемхеба, - "Древний мир", М., 1962, стр. 144-154, рис. 29-30; Матье, Искусство, стр. 406, илл. 195; Porter - Moss, I (2-е ed.), pp. 449-450.

77. Часть статуи верховного жреца бога Амона Пасера. Черный гранит. Выс. 0,39 м,

Рис. 49. Нижняя часть статуэтки верховного жреца бога Амона Пасера. Гранит
Рис. 49. Нижняя часть статуэтки верховного жреца бога Амона Пасера. Гранит

Нижняя часть статуи верховного жреца бога Амона Пасера. Пасер был изображен идущим с выдвинутой вперед левой ногой и опущенными руками. На бедрах - обычный короткий передник. На статуе имеются следующие иероглифические надписи: на базе (табл. II, 77а): "Верховный жрец Амона Пасер, правогласный". На переднике (табл. II, 77б): "Все, что выходит пред Амоном, - для духа верховного жреца Амона, Пасера, правогласного". На пилястре (табл. II, 77в) (сохранилась лишь половина двух столбцов надписи): "(1)... вхождение и выхождение в его дом для духа верховного жреца Амона, Пасера, правогласного (2)... [да дадут] они жизнь, благоденствие и здоровье для духа [верховного] жреца [Амона, Пасера, правогласного]".

Сохр.: утрачена вся верхняя часть статуи; отбита большая часть левой стороны пилястра; выбоины.

Инв. № 18111. Из собрания Н. П. Лихачева. Поступила из ИКДП в 1938 г.

Публикация: Перепелкин, Описание, стр. 16, № XVII.

78. Статуя Аменеминта. Известняк. Выс. 1,05 м.

Аменеминт изображен стоящим на коленях и держащим в руках жертвенник, на котором врезанным рельефом изображены приношения - гусь, бедро и голова быка, птицы, овощи, плоды, хлебцы, цветы. На Аменеминте - парик и одеяние знати времени XIX династии (ср. № 75), на ногах - сандалии. Лицо статуи явно повреждено, а затем грубо сделано заново уже в XIX в.

На статуе имеются следующие надписи, выполненные врезанными иероглифами - около жертвенника, справа налево (табл. II, 78а): "Царский опахалоносец по правую сторону, царский писец книг Аменеминт". Спереди под жертвенником - два столбца (табл. II, 78б): "Дары, которые дает царь Птаху великому, к "Югу от его стены"76 владыке Анхтауи77, - да даст он мне погребение в резиденции и хвалы - для духа писца книг Владыки Обеих Земель, Аменеминта". Сзади, на пилястре - два столбца (табл. II, 78в): "(1) Дары, которые царь дает Птаху великому, к "Югу от его стены", владыке Анхтауи, да даст он мне хвалы перед ним ежедневно - для духа царского опахалоносца по правую сторону, для царского писца, великого начальника сокровищницы Владыки Обеих Земель, царского писца, великого правителя дома в храме Усермаатра-Сетепенра в доме Амона78, царского посла, приносящего79 дыхание жизни, входящего пред господина своего вовремя ежедневно, судящего праведно, царского писца книг Владыки Обеих Земель, Аменеминта". На базе спереди - знак жизни "анх", и от него в обе стороны надписи - налево (табл. II, 78 г): "Дары, которые дает царь всем богам Меннефера80, да дадут они мне дыхание и выхождение пред ними - для духа Царского писца книг Владыки Обеих Земель, Аменеминта, правогласного"; направо: "Дары, которые дает царь богам Кебху81 и Девятке богов в Ону82, да дадут они, да увижу я Истину в ее появлении - (сказано) первым царским опахалоносцем его величества, царским писцом книг владыки Обеих Земель, Аменеминтом, правогласным".

76 (Эпитет Птаха.)

77 (Квартал в Мемфисе, где был храм Птаха.)

78 (Заупокойный храм Рамсеса II в Фивах, так называемый Рамессеум (A. Gardiner, Wilbour Patpyrus, II, Oxford, 1948, p. 74).)

79 (hr t; w n nh.)

80 (Мемфис.)

81 (Область первого порога.)

82 (Гелиополь.)

Таблица II
Таблица II

Как видно из надписей, Аменеминт был очень важным лицом и занимал ряд высших придворных должностей. Перед нами статуя одного из ближайших царедворцев Рамсеса II - главы его опахалоносцев, его библиотекаря, начальника дворца, начальника заупокойного царского храма, личного посла83 фараона. Хотя имя Аменеминта указывает на его фиванское происхождение, однако он жил, видимо, преимущественно на Севере, так как молитвы на его статуе обращены к богам Мемфиса и Гелиополя. Это вполне понятно, поскольку фараоны XIX династии большую часть времени жили в Мемфисе или Пер-Рамсесе. Упоминание же богов первого порога, вероятно, было связано с каким-либо определенным событием в жизни Аменеминта, когда ему пришлось жить (а может быть, воевать) в тех краях. Какое-то время Аменеминт проводил, разумеется, и в Фивах - и во время посещения Фив фараоном, и как начальник заупокойного царского храма, стоявшего на западном берегу Нила в Фивах.

83 (См. о роли и высоком положении "царских послов" - G. Steindorff, The Statuette of an Egyptian Commissioner in Syria, - JEA, 25, 1939, p. 32.)

Статуя Аменеминта, несомненно, была одним из лучших памятников своего времени. Об этом говорит высокое качество работы мастера, прекрасно передавшего фигуру, пальцы рук и ног, сложных одеяний. Надписи сделаны четко, без ошибок, красивыми иероглифами. К сожалению, повреждения лица не дают возможности ни представить облик Аменеминта, ни оценить полностью работу скульптора. XIII в. до н. э.

Сохр.: лицо повреждено и ПОЛНОСТЬЮ переработано; поверхность загрязнена, мелкие выбоины.

Инв. № 738. Из коллекции Кастильоне. Поступила в 1862 г.

Публикации: Golenischeff, Inventaire, pp. 86-87, № 738; Lieblein, Die aegyptischen Denkmaler in St. Petersburg, Helsing-fors, Upsala und Copenhagen, Christiania, 1873, S. 4-5, № 4.

Аналогии: Каирский музей, № 619 (Borchardt, Statuen, II, S. 164-165, Taf. 112).

79. Часть группы. Черный гранит. Выс. 0,105 м.

Фрагмент представляет собою часть супружеской или семейной группы, являясь верхней частью женской фигуры. Правая рука женщины была вытянута направо и обнимала фигуру мужа (или сына). Левая рука, очевидно, была опущена. На голове - парик, характерный для времени XVIII династии (см. парики у женщин семьи градоначальника Фив Аменемхеба, № 76). Лицо круглое, сравнительно плоское, шея длинная. Одеяние - складчатый широкий шарф с бахромой, закрывающий левую руку и левую грудь, подвязан под правой грудью, которая остается обнаженной (также характерно для указанного времени).

На обороте пилястра (или спинки кресла?) остатки двух столбцов врезанных иероглифов (табл. II, 79): "...храма Шу и Тефнут...". XIV в. до н. э.

Сохр.: поврежден нос, сильно потерто лицо.

Инв. № 5014. Из собрания Б. А. Тураева. Поступила в 1920 г.

Аналогии: W. S. Smith, Ancient Egypt as represented in the Museum of Fine Arts, Boston, Boston, 1960, p. 129, fig. 80.

80. Статуэтка царского писца Птахмеса. Серый гранит. Выс. 0,32 м.

Птахмес изображен коленопреклоненным, с жертвенником в руках. Парик и одеяние Птахмеса такие же, как на статуях № 75 и 78. Лицо с удлиненным овалом, возможно, является портретным; за это говорят такие индивидуальные, нестандартные черты, как слегка утолщающийся к концу нос, короткое расстояние между носом и ртом, своеобразный рисунок губ.

Рис. 50. Царский писец Птахмес. Гранит
Рис. 50. Царский писец Птахмес. Гранит

На правом плече врезано тронное имя фараона Рамсеса III (табл. II, 80а). На левом - его личное имя (табл. II, 80б). Эти имена показывают, что памятник был сделан в годы правления Рамсеса III, писцом и "великим начальником дома" которого был Птахмес, как это видно из надписи на пилястре (табл. II, 80 в): "Для духа царского писца Владыки Обеих Земель, наследного князя, великого начальника дома, Птахмеса...". Подобное написание звания царского писца характерно для конца Нового царства и Позднего периода (Wb, IV, 235, 1). XIII в. до н. э.

Сохр.: повреждены рукава; выбоины.

Инв. № 743. Из коллекции Кастильоне. Поступила в 1862 г.

Публикации: Golenischeff, Inventaire, p. 90, № 743; Lieblein, Die aegyptischen Denkmaler in St. Petersburg, Helsingfors, Upsala und Copenhagen, Christiania, 1873, S.5-6; Матье - Павлов, Памятники, илл. 61; Матье, Искусство, стр. 416, илл. 199.

в) Ушебти

В число издаваемых скульптур частных лиц времени Нового царства (XIX династии) включена группа заупокойных статуэток, так называемых ушебти (№ 81-96).

Обычно такие статуэтки-ушебти изображаются в виде завернутой в погребальные пелены фигуры с открытым лицом и кистями рук, держащими мотыги. В данной работе оставлен в стороне сложный вопрос о происхождении таких статуэток84. В отличие от распространенной точки зрения, по последним исследованиям Р. И. Рубинштейн, они являлись чисто магическими статуэтками - "куколками", которые должны были ожить для сельскохозяйственных работ в потустороннем мире, и не имеют никакой социальной окраски85.

84 (H. А. Шолпо, К вопросу о древнеегипетских заупокойных статуэтках, именуемых "ушебти", - ВДИ, 1940, № 2, стр. 35, сл.; И. М. Лурье, Эрмитажный папирус № 1114 и социальные идеи, воплощенные в "ушебти", - ВДИ, 1949, № 4, стр. 125-132.)

85 (Р. И. Рубинштейн, О природе ушебти, - ВДИ, 1968, № 2, стр. 80 - 89.)

В Эрмитаже имеется большое собрание ушебти, но в нашу работу мы включили только ушебти одного типа, называемого обычно "ушебти в одежде живых", так как такие фигурки ничем не отличаются от прочих статуэток частных лиц. Публикация же остальных ушебти должна представлять отдельную работу, ибо с ними связаны сложные культовые представления, требующие специального исследования.

Ушебти в одежде живых изготовлялись только в период XIX династии. Характерно, что в это же время антропоидные крышки саркофагов также изображают фигуру умершего в одежде живого человека, а не в виде запеленутой мумии. Возможно не случайно, что некоторые статуи типа Мааниамона (№ 63) также дают изображение человека в одежде, а не окутанного плащом.

Объяснить появление подобного рода ушебти еще не представляется возможным. Оно, несомненно, было обусловлено какими-то изменениями в представлениях о загробной участи души. Вполне возможно, что эти новые верования были как-то связаны с Амарной. Дело в том, что три самые ранние ушебти в одежде живых относятся еще к этому периоду: один, принадлежащий Мерира, по-видимому, был найден в самом Ахетатоне, другой также86, а третий был обнаружен в фиванской гробнице Харемхеба87. Очень показательно, что в имеющихся у нас сведениях о загробных представлениях почитателей бога Атона мы не встречаем обычных верований о загробной жизни, связанных с культом Осириса: в Ахетатоне верили, что душа умершего пробуждается утром, умывается, одевается в свои одежды, идет в храм Атона и вообще проводит день среди живых людей. Эти представления как будто совпадают с появлением ушебти в одежде живых, и, казалось бы, можно удовлетвориться ими для объяснения причины появления подобных фигурок, однако непонятно, каким образом могли сохраниться такие верования после падения Ахетатона и восстановления всех прежних культов. Таким образом, вопрос о корнях этого явления все еще остается открытым. Тем важнее публикации всех подобного рода памятников и, в частности, изучение того, кому именно они принадлежали.

86 (Hayes, Scepter, II, pp. 324-325, fig. 206.)

87 (Th. M. Davies, The Tomb of Harmhabi and Toutdnkhamanou, London, 1912, pl. XCI.)

Мы не приводим текстов 6-й главы "Книги Мертвых", написанных на издаваемых ушебти, так как разбор вариантов этой главы должен быть связан с изучением и публикацией всех ушебти нашего собрания. В данной работе мы ограничиваемся воспроизведением надписей, содержащих имя и звание умершего.

К этой же группе памятников мы присоединяем описание еще одной статуэтки, также связанной с заупокойным культом, изображающей плакальщицу.

81. Часть статуэтки - голова мужчины. Шифер. Выс. 0,039м.

Рис. 51. Головка ушебти (?). Шифер
Рис. 51. Головка ушебти (?). Шифер

На голове - парик времени конца XVIII-XIX династии. Пряди парика разделаны вертикальными полосами, опускающимися от темени в разные стороны, боковые пряди, падающие на плечи, - продолговатыми прямоугольниками. Черты лица тонко проработаны. Шея длинная. Возможно, что голова принадлежала заупокойной статуэтке ушебти.

Сохр.: повреждена правая сторона, мелкие выбоины, потерта поверхность.

Инв. № 756.

Публикация: Golenischeff, Inventaire, p. 92, N° 756.

82. Статуэтка-ушебти писца Мена. Дерево. Выс. 0,19 м.

Рис. 52. Ушебти писца Мена. Дерево
Рис. 52. Ушебти писца Мена. Дерево

Ушебти писца Мена изображен в парике и одежде времени XIX династии. Парик был разделан вертикальными полосами (боковые пряди, спускающиеся на грудь, так потерты, что нельзя решить, как они выглядели). Руки без атрибутов скрещены на груди. Складки на одежде не отмечены. Спереди - столбец иероглифической надписи, содержащей обычную молитву (табл. III, 82): "Да просветлится Осирис, писец Мена, правогласный". Вокруг, на одежде - пять строк иероглифической надписи, содержащей текст 6-й главы "Книги Мертвых". XIV-XIII вв. до н. э.

Сохр.: повреждены нос и подбородок, правая ступня и часть базы. Трещины, сошла краска. Потерта поверхность.

Инв. № 908.

Публикация: Golenischeff, Inventaire, p. 132, № 908.

Аналогии: Speleers, Figurines, pl. 16, № 90.

83. Статуэтка-ушебти писца Ра. Дерево. Выс. 0,255 м.

Рис. 53. Ушебти писца Ра. Дерево
Рис. 53. Ушебти писца Ра. Дерево

Аналогична предыдущей. Худощавое лицо с удлиненным овалом и тонким носом имеет сосредоточенное, задумчивое выражение. Руки скрещены на груди и держат мотыги. На груди рельефное изображение души "ба" в виде птицы с головой человека. Статуэтка окрашена в красный цвет, парик - в черный. Спереди- столбец иероглифической надписи - текст 6-й главы "Книги Мертвых" на имя писца царского стола Ра. Этот ушебти, как и № 84, принадлежал, по-видимому, владельцу интереснейшего папируса (так называемый папирус Харрис 500) с текстами ряда любовных стихотворений и наиболее пессимистического варианта известной "Песни арфиста", содержащего сомнения в "загробном существовании. В собрании Эрмитажа имеется и третья статуэтка того же лица (инв. № 910), которая здесь не публикуется, так как она не в одеянии живых людей, а обычного мумиеобразного типа. Вторая половина XIV в. до н. э.

Сохр.: отбиты нос и ступни. Большие трещины. Сошла краска.

Инв. № 889.

Публикации: Golenischeff, Inventaire, p. 129, № 889; М. Э. Матье, Из истории свободомыслия в Древнем Египте, - ВИРА, III, 1955, стр. 380-401; Матье - Павлов, Памятники, илл. 65.

84. Статуэтка-ушебти писца Ра. Дерево. Выс. 0,24 м.

Аналогична предыдущей. Отсутствует изображение души "ба". На переднике надпись (табл. III, 84): "Писец царского стола Владыки Обеих Земель Ра". Работа грубее.

Сохр.: отбита часть правой ступни; трещины, местами сошла краска.

Инв. № 906.

Публикация: Golenischeff, Inventaire, p. 132, № 906.

85. Статуэтка-ушебти начальника привратников Тури. Зеленый базальт. Выс. 0,206 м.

Рис. 54. Ушебти начальника привратников Тури. Базальт
Рис. 54. Ушебти начальника привратников Тури. Базальт

Аналогична № 82. Лицо, очень широкое в верхней части, отличается яркой портретной характеристикой. Глаза большие, нос крупный, с глубокими морщинами по сторонам. Руки скрещены на груди; в правой - мотыга и амулет "тит" - знак Исиды; в левой - мотыга и амулет "джед" - знак Осириса. Спереди на одежде один столбец иероглифической надписи, содержащей обычную молитву (табл. III, 85): "Да просветлится Осирис начальник привратников Тури". По туловищу, сзади и по бокам, - шесть горизонтальных строк иероглифической надписи, содержащей текст 6-й главы "Книги Мертвых". XIV-XIII вв. до н. э.

Сохр.: отбиты часть головы на темени и носок правой ступни.

Инв. № 884.

Публикации: Golenischeff, Inventaire, p. 128, № 884; Н. А. Шолпо, К вопросу о древнеегипетских заупокойных статуэтках, - ВДИ, 1940, № 2, стр. 41, рис. 5; Матье - Павлов, Памятники, илл. 64.

Аналогии: Speleers, Figurines, pl. 16, № 98, 116, pl. 17 (везде "джед" в правой руке, "тит" - в левой).

86. Статуэтка-ушебти. Алебастр. Выс. 0,179 м.

Рис. 55. Ушебти. Алебастр
Рис. 55. Ушебти. Алебастр

Аналогична № 82. Спереди оставлено место для столбца текста, а вокруг фигуры - место для шести строк. XIV-XIII вв. до н. э.

Сохр.: поврежден кончик носа; потерта поверхность. Инв. № 883.

Публикация: Golenischeff, Inventaire, p. 128, № 883. Аналогии: Speleers, Figurines, pl. 16, № 90 (№ 126 близок, но у него руки раскрыты, а не сжаты в кулаки).

87. Статуэтка-ушебти Кефу. Песчаник. Выс. 0,24 м.

Аналогична № 82. В скрещенных руках по мотыге. Фигурка окрашена в кирпично-красный цвет, парик - черный. Спереди на одежде - вертикальный столбец иероглифической надписи (табл. III, 87), которая затем продолжается в четырех с половиной рядах по бокам и спине одежды и содержит текст 6-й главы "Книги Мертвых". Конец последней строки не заполнен. XIV- XIII вв. до н. э.

Таблица III
Таблица III

Сохр.: повреждены нос, часть мотыги у левого плеча, правый угол передника, левая ступня. Потерта поверхность.

Инв. № 890.

Публикация: Golenischeff, Inventaire, p. 129, № 890.

Аналогии: Speleers, Figurines, pl. 16, № 102.

88. Статуэтка-ушебти. Стеатит. Выс. 0,095 м.

Рис. 56. Ушебти. Стеатит
Рис. 56. Ушебти. Стеатит

Аналогична № 82. На ногах надеты сандалии. Руки скрещены на груди и держат амулеты "тит" (в левой руке) и "джед" (в правой). Через левое плечо на спину перекинут мешок; линия веревки ведет под знак Исиды к левой кисти. На горле отмечены две складки, на животе - пупок. Спереди на одежде столбец иероглифической надписи, содержащий краткую молитву: "Да просветлится Осирис...", после чего оставлено место для имени. XIV-XIII вв. до н. э.

Сохр.: поврежден кончик носа.

Инв. № 991.

Публикация: Golenischeff, Inventaire, p. 143, № 991. Голенищев высказывает сомнение в подлинности ушебти, однако нам его сомнения представляются необоснованными.

89. Статуэтка-ушебти. Стеатит. Выс. 0,151 м.

Рис. 57. Ушебти. Стеатит
Рис. 57. Ушебти. Стеатит

Аналогична № 82. Руки скрещены так, что правая кисть прикрывает левую. Спереди на переднике оставлено место для надписи, на самой же статуэтке надпись не предполагали делать - складки одежды занимают всю спину ниже колен. XIV-XIII вв. до н. э.

Сохр.: лицо отбито, выбоина на левом плече, на одежде спереди, на базе. Потерта поверхность. Инв. № 889. Публикация: Golenischeff, Inventaire, p. 131, № 899.

90. Статуэтка-ушебти. Стеатит. Выс. 0,196 м.

Рис. 58. Ушебти. Стеатит
Рис. 58. Ушебти. Стеатит

Аналогична № 82. На ногах надеты сандалии. Скрещенными руками ушебти держит изображение души "ба" в виде птицы с распростертыми крыльями, с головой и руками человека. Руки "ба" - доходят до плеч ушебти, как бы защищая его. Спереди на одежде столбец иероглифической надписи с краткой молитвой: "Да просветлится Осирис...". Дальше оставлено место для имени. Вокруг статуэтки по одежде - пять строк текста 6-й главы "Книги Мертвых".

Сохр.: повреждены кончик носа и база.

Инв. № 885.

Публикация: Golenischeff, Inventaire, p. 128, № 885. Голенищев высказывает сомнение в подлинности ушебти ввиду ошибок в тексте и мягкости материала. Нам представляется возможным считать эту статуэтку подлинной.

Аналогии: Speleers, Figurines, pl. 16, № 89 (=pl. 32); W. M. Fl. Petrie, Shabtis, London, 1935, pl. XXX, 99-100.

91. Статуэтка-ушебти. Известняк, покрытый зеленоватой поливой. Выс. 0,27 м.

Аналогична № 82. Руки скрещены на груди; в правой - амулет "джед", в левой - "тит". Работа крайне суммарная. XIII в. до н. э.

Сохр.: отбиты пальцы ног, лицо приклеено.

Инв. № 5006. Из собрания Б. А. Тураева. Поступила в 1920 г.

92. Статуэтка-ушебти писца Хеви. Фаянс желтовато-зеленоватый, матовый. Выс. 0129 м.

Рис. 59. Ушебти писца Хеви. Фаянс
Рис. 59. Ушебти писца Хеви. Фаянс

Аналогична № 82. На шее - ожерелье, на руках - браслеты. Детали одежды не даны. В скрещенных руках - по мотыге; через левое плечо на спину перекинут мешок. Спереди по одежде- столбец иероглифической надписи, содержащей обычную молитву (табл. III, 92): "Да просветлится Осирис писец Хеви". Текст, черты лица, атрибуты в руках, линии парика, украшения - все выполнено черной краской. Работа суммарная. XIV-XIII вв. до н. э.

Сохр.: повреждены нос, левый локоть. Мелкие выбоины, потерта поверхность.

Инв. № 913.

Публикация: Golenischeff, Inventaire, p. 133, № 913.

Аналогии: Vandier, III, pl. CXXXIX, 4.

93. Статуэтка-ушебти Петерисуэмхебседа. Зеленый фаянс. Выс. 0,115 м.

Рис. 60. Ушебти Петерисуэмхебседа. Фаянс
Рис. 60. Ушебти Петерисуэмхебседа. Фаянс

Аналогична № 82. В скрещенных руках - по мотыге разного типа. Спереди на одежде столбец иероглифической надписи (табл. III, 93): "Осирис, sdms Петерисуэмхебсед". Парик, детали лица и надпись выполнены черной краской. По-видимому, данный ушебти принадлежал владельцу гробницы № D-2 в Фивах, где он, возможно, и был найден (Porter - Moss, I, p. 461). XIV в. до н. э.

Сохр.: сломана пополам и склеена; поврежден парик и правый угол передника.

Инв. № 950.

Публикация: Golenischeff, Inventaire, p. 138, № 950. Голенищев неправильно прочел имя ушебти.

94. Статуэтка-ушебти. Светло-зеленый фаянс. Выс. 0,162 м.

Аналогична № 82. На шее - ожерелье. В скрещенных руках - по мотыге. Спереди на одежде столбец иероглифической надписи (табл. III, 94): "Осирис, госпожа дома, певица...". Все детали выполнены черной краской. XIV-XIII вв. до н. э.

Сохр.: потерта поверхность. Нос был сплюснут при формовке, на что указывает полная сохранность поливы. Поврежден левый локоть, имеются выбоины.

Инв. № 3682.

95. Статуэтка-ушебти Чанефера. Бирюзовый фаянс. Выс. 0,085 м.

Аналогична № 82. Спереди на одежде столбец иероглифической надписи, содержащей обычную молитву (табл. III, 95): "Да просветлится Осирис Чанефер, правогласный". Все детали выполнены черной краской. XIV-XIII вв. до н. э.

Инв. № 4916.

96. Статуэтка-ушебти. Белый фаянс. Выс. 0,137 м.

Аналогична № 82. Лицо и руки коричневые, парик лиловый. Надписи нет и не предполагалось. XIV в. до н. э.

Сохр.: повреждены ступни, местами потускнела полива. Инв. № 4917.

97. Статуэтка - женщина. Дерево. Выс. 0,205 м.

Рис. 61. Плакальщица. Дерево
Рис. 61. Плакальщица. Дерево

Статуэтка изображает стоящую женщину; руки укреплены на шпеньках. На голове - окрашенный в зеленый цвет выступ - часть головного убора. Поверх платка вокруг головы идет красная повязка, концы которой спускаются вниз по затылку. На шее - ожерелье, окрашенное в зеленый цвет. На женщине надето узкое белое платье, оставляющее грудь обнаженной. На талии - красный пояс, концы которого свисают спереди почти до низа одежды. Тело женщины светло-желтого цвета, губы красные, белки глаз - белые, брови, веки и зрачки - черные. Под ногами у статуэтки имеется выступ, при помощи которого она была укреплена на подставке, вероятнее всего, на заупокойной ладье, так как она изображает одну из двух "джерит" - плакальщиц, игравших роли Исиды и Нефтиды в погребальных обрядах. На иллюстрациях к некоторым спискам "Книги Мертвых" времени XIX династии88 "джерит" показаны одетыми так же, как описываемая статуэтка. Подобные фигурки укреплялись на деревянных погребальных ладьях. XIV-XIII вв. до н. э.

88 (Например, в папирусе Ann (A. Budge, The Book of the Dead. Facsimile of Papyrus of A ni in the British Museum, London, 1894, pl. 33-34).)

Сохр.: утрачена правая рука почти от плеча и нос. Местами сошла краска. Трещины, выбоины.

Инв. № 4912. Из собрания Бобровского. Поступила в 1920 г.

г) Статуэтки, украшавшие предметы бытового назначения

Начиная с периода правления XVIII династии появляется все больше и больше предметов быта, части которых оформляются в виде фигур людей. До нас дошли вазочки для духов, подставками для которых служат статуэтки как бы несущих эти вазочки и сгибающихся под их тяжестью слуг и служанок; имеются и коробочки для притираний, у которых ручки представляют очаровательные фигуры девушек, то играющих на лютне, то плывущих, вытянув изящные ножки, и держащих в руках коробочку в виде цветка лотоса или утки.

Изготовлявшие такие произведения мастера не были связаны теми каноническими требованиями, которые во многом ограничивали их творческие поиски при создании скульптур, предназначавшихся для храмов и гробниц. Это сказалось и в большом разнообразии типов и поз, украшавших бытовые предметы фигур, и в их трактовке.

В собрании Эрмитажа эта группа представлена тремя зеркалами, ручки которых оформлены в виде статуэток нагих девушек (№№ 98-100), и очень интересной фигуркой пляшущего негра, служившей некогда рукояткой бритвы (№ 101).

98. Зеркало. Бронза. Общ. выс. 0,252 м, выс. ручки 0,136 м.

Рис. 62. Зеркало. Бронза
Рис. 62. Зеркало. Бронза

Зеркало с ручкой в виде фигурки стоящей обнаженной женщины. Руки ее опущены, левая от локтя не сохранилась, кисть правой обращена вперед тыльной стороной. Левая нога слегка выдвинута вперед. На голове - парик, концы которого лежат на плечах. Вдоль щек видны пряди собственных волос. Поверх парика надет венок из лепестков лотоса, над ним вплотную возвышается большой стилизованный цветок папируса, который служит непосредственной подставкой для диска зеркала. На груди - широкое ожерелье. На бедрах - узкий поясок с узором в виде обращенных вниз полукруглых фестонов. Под ногами фигурки прямоугольная подставка. XV в. до н. э.

Сохр.: отбита левая рука от локтя.

Инв. № 2375.

Публикация: Golenischeff, Inventaire, p. 346, № 2375.

99. Зеркало. Бронза. Общ. вые. 0,247 м, вые. ручки 0,123-м.

Рис. 63. Ручка зеркала. Бронза
Рис. 63. Ручка зеркала. Бронза

Зеркало с ручкой в виде фигурки стоящей обнаженной женщины. Руки опущены и прижаты к телу. На голове - пышный парик. На бедрах - узкий поясок. XV в. до н. э.

Инв. № 2376.

Публикация: Golenischeff, Inventaire, p. 346, № 2376.

100. Зеркало. Бронза. Общ. выс. 0,236 м, выс. ручки 0,111 м.

Рис.64. Ручка зеркала. Бронза
Рис.64. Ручка зеркала. Бронза

Зеркало с ручкой в виде фигурки стоящей обнаженной женщины, которая поднятыми вверх руками поддерживает стилизованный цветок папируса, служащий подставкой для диска зеркала. Парик гладкий. XV в. до н. э.

Инв. № 2377.

Публикация: Golenischeff, Inventaire, p. 347, № 2377.

Аналогии: Hayes, Scepter, II, p. 189, fig. 105; D. Dunham, The Egyptian Departement and its excavations. Museum of Fine Arts, Boston. Boston, 1958, pp. 98-99, fig. 70 (из Семна).

101. Статуэтка - танцующий негр. Бронза. Выс. 0,072 м.

Рис. 65. Ручка бритвы. Бронза
Рис. 65. Ручка бритвы. Бронза

Статуэтка изображает танцующего негра. Поскольку она плоская, очевидно, это была ручка какого-то бытового предмета. Негр показан приплясывающим, со слегка выступающей вперед левой ногой. Одна его рука прижата ко лбу, другая упирается в бедро. Волосы разделаны перекрещивающимися линиями, передающими туго вьющиеся кудри; на шее - ожерелье, на бедрах - короткий передник, возможно, из шкуры какого-то зверя. Выступ на макушке, видимо, является обломком страусового пера - обычного украшения негров на египетских росписях; такое перо имеется и на голове аналогичной плоской фигурки негра, играющего на лютне, хранящейся в Метрополитенском музее. Эта фигурка является ручкой бритвы; возможно, что ручкой такой же бритвы была и эрмитажная фигурка танцующего негра. XV в. до н. э.

Сохр.: отбиты ступни фигурки и сам предмет (бритва?), ручкой которого служила фигурка.

Инв. № 747. , Публикация: Golenischeff, Inventaire, pp. 90-91, № 747; Голенищев неправильно определяет фигурку, считая, что это "женщина (?)", может быть "плакальщица".

Аналогии: Hayes, Scepter, II, pp. 268-269, fig. 164.

д) Статуи божеств

Как мы уже видели, статуи божеств имели различные назначения. Прекрасным образцом скульптуры, являвшейся элементом декоративного убранства храма, может служить монументальная статуя богини Мут-Сохмет, поставленная вместе с другими аналогичными памятниками в Карнакском храме Мут при перестройке этого святилища при Аменхотепе III в. конце XV в. до н. э.

В ином плане раскрывается значение двух редких и очень интересных бронзовых статуэток бога Онуриса: созданные в характерном стиле северных центров конца XIV - XIII в. до н. э., они являются прекрасными иллюстрациями того, насколько этот стиль был противоположен фиванским памятникам, к числу которых относятся почти все скульптуры Нового царства Эрмитажного собрания.

102. Статуя - богиня Мут-Сохмет. Черный гранит. Выс. 2 м.

Рис. 66. Богиня Мут-Сохмет. Гранит
Рис. 66. Богиня Мут-Сохмет. Гранит

Богиня изображена в виде львиноголовой женщины. Голову венчает солнечный диск, укрепленный поверх трехчастного парика. На шее - большое ожерелье, на руках и на ногах - браслеты. Богиня одета в плотно облегающее тело платье с лямками, каждая из которых украшена продольными полосками и круглой розеткой; по верхнему краю платья идет узкая кайма в виде вертикальных полосок. Богиня сидит на кубообразном троне с высокой спинкой; с боков края трона обведены орнаментальной каймой в виде полосок; такая же кайма обрамляет и обычное украшение боковых сторон тронов богов и царей - символическое изображение соединения обеих частей Египта в виде связанных узлом геральдических растений Юга и Севера - лилии и папируса. Руки богини лежат на коленях, в левой - знак жизни "анх". Спереди на троне врезаны два столбца иероглифической надписи (табл. III, 102а): "Бог благой, владыка Обеих Земель, Неб-Маат-Ра, возлюбленный Сохмет, владычицей пределов мест, которому дана жизнь". С левой стороны (табл. III, 102 б): "Сын Ра, любимый его, Аменхотеп, владыка Фив, возлюбленный Сохмет, владычицей пределов мест, которому дана жизнь".

Статуя привезена А. С. Норовым из Египта в 1837 г. Норов обнаружил ее в Фивах - крупнейшем городе древнего Египта, бывшем в течение ряда веков его столицей. Здесь, на территории самого главного официального святилища страны (современный Карнак), посвященного культу "царя богов" бога Амона-Ра, к югу от гигантского храма этого бога, на берегу священного озера Ишеру, стоял особый храм жены Амона, богини Мут. Воды озера с трех сторон окружали здание храма. При перестройке его в царствование Аменхотепа III (конец XV в. до н. э.) храм был декорирован множеством статуй богини, изображавших ее в виде львиноголовой женщины.

А. С. Норов так описывает храм Мут и приобретение статуи Сохмет: "Обводной канал, шириною сажени три, доселе наполнен водою; во многих местах сбереглись каменные крыльца, сходившие в канал. Все четыре рамы полуострова были уставлены статуями из черного порфира, изображавшими в настоящий рост сидящую богиню Нейт, с львиной головою... Из всех этих статуй, поверженных и разбитых, я нашел только одну уцелевшую, и решился приобрести ее и перевезти на родной Север"89.

89 (А. С. Норов, Путешествие, II, стр. 138-139; Норов неправильно называет статую богиней Нейт.)

Образ львицы - не первоначальный для Мут. В основе культа Мут, этой исконной фиванской богини, лежало почитание самки коршуна ("мут" значит "коршун"), однако с момента возвышения роли Фив, в период Среднего царства, для усиления авторитета местных божеств, Амона и Мут, их образы были слиты с образами важнейших божеств древности - главы египетского пантеона бога солнца Ра и богини прежней столицы, города Мемфиса, Сохмет. Имя Сохмет означает "Могучая"; это была грозная львица, богиня палящего солнца и войны. И все 574 статуи, украсившие при Аменхотепе III храм Мут, изображали последнюю именно в образе наводящей ужас "Могучей" львиноголовой древней богини.

Иконографически статуя Сохмет-Мут трактована как обычно скульптуры божеств - строго согласно канонам. Прекрасно выполнена львиная голова статуи с характерной условной передачей гривы и усов. Лаконичная обобщенность форм соответствует назначению статуи, игравшей в большей мере декоративно-архитектурную роль, чем культовую. Мягкость плавных контуров свойственна памятникам второй половины XVIII династии (конец XV в. до н. э.).

Доставка статуи в Петербург сопровождалась рядом интересных обстоятельств. Так, А. С. Норов передает следующий эпизод, происшедший в Дендера во время перевозки статуи из Фив в Александрию: "Возвратясь в мою дагабию, - пишет Норов, - я узнал от моих людей любопытное происшествие. Одна молодая арабская дама в сопровождении нескольких саисов проезжала на роскошно убранном лошаке возле берега, где была причалена моя дагабия; она была поражена видом приобретенной мной в Фивах статуи богини Нейт, которая занимала почти всю палубу; остановись, она послала просить позволения войти на дагабию, и мои люди поспешили пригласить ее. Подойдя к статуе, она долго смотрела на нее в большой задумчивости; потом стала на колени, набожно поцеловала ее в грудь и удалилась со слезами на глазах... Одна старая женщина из свиты этой дамы сказала, что ее госпожа молилась о прекращении ее неплодия"90.

90 (Там же, стр. 350.)

О прибытии статуи в Петербург красочно пишет в своих записках А. О. Смирнова-Россет: "В Египте Норова подстегнуло русское самолюбие, и он купил за 6G00 франков Изиду, уложил ее на пароход и послал в Одессу... Из Одессы Изиду взвалили на сани и шестериком привезли в Питер. Жених91 позабыл о ее существовании. Он жил тогда во втором этаже у Пантелеймона; человек его вбегает и говорит барину: "Наша Изида приехала на шестерике. Вот и письмо". Вот-те на! Путешествие ее стоило 6000 франков, итого уже 12; а где ж взять? Набивши нос табаком, что он всегда делал в затруднительных обстоятельствах, Абрам Сергеевич отправился сказать к князю Волконскому. Тот ему сказал: "Да кто вас просил купить эту Изиду? Куда мы ее поставим? Пожалуй, под лестницу в Академию Художеств". Так и сделали, и бедная Изида и доселе покрывается пылью под лестницей Академии Художеств"92.

91 (А. С. Норов в это время собирался жениться; Смирнова неправильно называет статую Изидой.)

92 (А. О. Смирнова-Россет, Записки, дневник, воспоминания, письма, М., 1929, стр. 223.)

Появление статуи в Петербурге сразу же заинтересовало любителей древности. В одном письме А. Н. Оленин сообщает, что по его определению, основанному на системе Шампольона, иероглифические надписи на скульптуре содержат имя Аменхотепа III93.

93 (И. Г. Лившиц, Изучение египетского языка в СССР, - ПС, 5 (68), 1960, стр. 120.)

Как мы уже упоминали, статуя Мут-Сохмет была приобретена у Академии Художеств за 5000 рублей министерством двора в 1852 г. для помещения ее в открываемые залы Эрмитажа.

Сохр.: повреждены диск, левая рука, знак "анх", пальцы правой руки, ступни, спинка трона, база спереди.

Инв. № 149.

Публикации: А. С. Норов, Путешествие, стр. 138-.139 и 350; Ф. Жиль, Музей императорского Эрмитажа, СПб., 1861, стр. 350-351; О. Treu, Ueber die agyptische Sammlung der Eremitage, St.-Petersburg, 1871, p. 8; J. Lieblein, Die aegyptischen Denkmaler in St. Petersburg, Helsingfors, Upsala und Copenhagen, Christiania, 1873, S. 2, № 1; Golenischetf, Inventaire, pp. 15-16, № 149; Матье, Искусство Нового царства, Л., 1947, стр. 45, табл. VII, I; Матье - Павлов, Памятники, илл. 43; Матье, Искусство Древнего Египта, М., 1958, стр. 105.

Аналогии: см. литературу по статуям Сохмет из храма Мут у М. Э. Матье, Искусство Нового царства, Л., 1947, стр. 107.

103. Статуэтка - бог Онурис. Бронза. Выс. 0,138 м. Онурис изображен идущим с выдвинутой вперед левой ногой в соответствии с обычной иконографией этого бога войны и охоты. На голове - круглый парик, разделанный идущими вниз от темени полосами, на лбу - урей, на темени - пучок из четырех перьев; под подбородком подвязана искусственная бородка с закругленным, слегка выступающим концом. Одежда - панцирь из нашитых на кожу бронзовых пластинок и длинный передник. В руках было копье. На голове сзади колечко для прикрепления.

Рис. 67. Бог Онурис. Бронза
Рис. 67. Бог Онурис. Бронза

Очень характерна трактовка лица Онуриса: широкое и плоское, оно почти не проработано; глаза не углублены в орбиты и лежат на уровне лица. Голова непропорционально велика, и кажется еще больше от высоких перьев. Ступни крупные и плоские.

Статуэтка явно выполнена в стиле скульптур северных центров времени XIX династии, который выработался в мастерских Мемфиса и Пер-Рамсеса. Для созданных здесь памятников данного периода характерны отвлеченные, лишенные индивидуальных черт образы, принципиально и полемически противоположные одновременным фиванским скульптурам94. Эта художественная концепция возникла и развилась под влиянием религиозно-философского учения Мемфиса, которое широко использовалось фараонами XIX династии в их борьбе с фиванским жречеством. Статуэтка Онуриса является редким отражением этого стиля в мелкой пластике, равно как и вообще одним из немногочисленных дошедших до нас образцов бронзовых скульптур второй половины Нового царства: XIV - XIII вв. до н. э. Сохр.: утрачено копье, потерта поверхность. Инв. № 187.

94 (М. Э. Матье, Искусство Фив и Мемфиса, - ТГЭ, II, 1958, стр. 27- 41; Матье, Искусство, стр. 472, cл.)

Публикации: Golenischeff, Inventaire, p. 21, № 187; М. Э. Матье, Древнеегипетские мифы, М.-Л., 1956, стр. 162, табл. XV, 3; М. Э. Матье, Искусство Фив и Мемфиса, - ТГЭ, II, 1958, стр. 39, рис. 6-7; Матье, Искусство, стр. 477, илл. 235.

104. Статуэтка - бог Онурис. Бронза. Выс. 0,108 м.

Аналогична предыдущей. XIV-XIII вв. до н. э.

Сохр.: утрачено копье, потерта поверхность.

Инв. № 188.

Публикация: Golenischeff, Inventaire, p. 21, № 188.

105. Статуэтка богини. Фаянс позолоченный. Выс. 0,046 м.

Статуэтка изображает женщину, сидящую на троне с невысокой закругленной спинкой. Руки лежат на коленях. На женщине трехчастный парик и облегающее платье. Парик, глаза, брови и рот отмечены черным цветом, платье было позолочено. На боковых поверхностях трона и на одежде следы надписи. Лицо круглое, с полными щеками, большими глазами и крупным ртом; все лицо выдается вперед. Парик с прямыми контурами составляет лишь узкое обрамление для лица. XI в. до н. э.

Сохр.: разбита на две части и склеена; трещины, выбоины. Почти совсем сошла позолота, равно как и полива, бывшая зеленоватого цвета. Надпись побледнела и стерлась.

Инв. № 4603. Из собрания Бобровского. Поступила в 1920 г.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




Рейтинг@Mail.ru
© Алексей Злыгостев, подборка материалов, разработка ПО 2001–2012
Разрешается копировать материалы проекта (но не более 20 страниц) с указанием источника:
http://sculpture.artyx.ru "Скульптура"