Пользовательского поиска

познакомиться с женщиной для разовых встреч в москве.









предыдущая главасодержаниеследующая глава

VII. Ленинский план "монументальной пропаганды"

14 апреля 1918 года был опубликован исторический "Декрет Совета Народных Комиссаров о снятии памятников, воздвигнутых в честь царей и их слуг, и выработке проектов памятников Российской социалистической революции".

Этот Декрет, а также последующие постановления Совета Народных Комиссаров о памятниках вошли в историю как ленинский план "монументальной пропаганды".

Бессмертно значение этих программных документов. Великий создатель Советского государства и Коммунистической партии стоял у колыбели советской культуры.

С гениальной прозорливостью Ленин определил цели и задачи советского искусства.

Нас поражает величие ленинских идей, ставших истоком всей художественной жизни нового, социалистического мира.

Это вершина, с которой мы можем особенно ясно обозревать пройденный путь и видеть то прекрасное и великое, к чему стремимся.

Владимир Ильич рассматривал творчество художника как активную силу в строительстве новой жизни. "Вы помните, - говорил он А. В. Луначарскому, - что Кампанелла в своем "Солнечном государстве" говорит о том, что на стенах его фантастического социалистического города нарисованы фрески, которые служат для молодежи наглядным уроком по естествознанию, истории, возбуждают гражданское чувство, - словом, участвуют в деле образования, воспитания новых поколений. Мне кажется, что это далеко не наивно и с известным изменением могло бы быть нами усвоено и осуществлено теперь же... Я назвал бы то, о чем я думаю, монументальной пропагандой... В разных видных местах, на подходящих стенах или на каких-нибудь специальных сооружениях, для этого можно было бы разбросать краткие, но выразительные надписи, содержащие наиболее длительные коренные принципы и лозунги марксизма, также, может быть, крепко сколоченные формулой, дающие оценку тому или другому великому историческому событию... Пусть это будут какие-нибудь бетонные плиты, а на них надписи возможно более четкие. О вечности или хотя бы длительности я пока не думаю... Еще важнее надписей я считаю памятники: бюсты или целые фигуры, может быть барельефы, группы. Надо составить список тех предшественников социализма или его теоретиков и борцов, а также тех светочей философской мысли, науки, искусства и т. п., которые, хотя и не имели прямого отношения к социализму, но являлись подлинными героями культуры... Особенное внимание надо обратить и на открытие таких памятников... Пусть каждое такое открытие будет актом пропаганды, маленьким праздником, а потом, по случаю юбилейных дат, можно повторять напоминание о данном великом человеке, всегда, конечно, отчетливо связывая его с нашей революцией и ее задачами".

На мою долю выпало счастье принимать участие в практическом осуществлении ленинского плана "монументальной пропаганды".

В 1918 году, когда я был председателем Московского союза скульпторов, а также работал в ИЗО Наркомпроса, меня вызвали в Кремль на заседание Совета Народных Комиссаров с докладом о новых памятниках.

Владимир Ильич предоставил мне слово. Я поднялся и начал говорить. Владимир Ильич подался вперед, и я сразу же почувствовал, что он слушает меня с большим вниманием. Это помогло мне тогда как-то сразу войти в русло деловой обстановки заседания. Говорил я недолго, а в заключение зачитал список революционных и общественных деятелей, которым предполагалось воздвигнуть памятники.

Владимир Ильич предложил участникам заседания высказаться по поводу моего сообщения. Первым выступил историк М. Покровский.

Большинство выступавших дополняли список. Были названы имена Спартака, Робеспьера, Жореса, Гарибальди...

Владимир Ильич и народные комиссары одобрили большинство поправок, и тут же новые имена были внесены в список.

Владимир Ильич спросил меня о том, какие меры необходимо принять, чтобы незамедлительно приступить к делу.

Я ответил, что, учитывая самые короткие сроки, о которых говорил Владимир Ильич, надо установить постаменты и фигуры до наступления морозов и снега. Скульпторы должны представить проекты памятников в гипсе в натуральную величину. Я подчеркнул, что особенно важны первые проекты, которые будут приняты и одобрены как показательные.

Владимир Ильич тут же спросил меня о примерной стоимости каждого монумента.

- Примерно восемь тысяч рублей, - ответил я.

Владимир Ильич подчеркнул, чтобы именно такая сумма была выделена каждому скульптору вне зависимости от его имени, а потом спросил меня, устроит ли нас, если все суммы будут выделены в трехдневный срок.

Я ответил:

- Вполне!

- Запишите в протокол: в трехдневный срок, - оказал Владимир Ильич и обычную фразу "вопрос исчерпан" сказал как-то особенно приветливо, сопроводив ее одобрительной улыбкой.

Я раскланялся и вышел из зала заседания. Прямо из Кремля пошел в ИЗО Наркомпроса, где меня ждали многие скульпторы.

Трудно передать сейчас, как мне понравился Ильич. Меня поразила его бодрость. Как строго, деятельно и, я бы сказал, быстро вел он заседание.

Помню, как после этого заседания Совета Народных Комиссаров я поехал к ожидавшим меня московским скульпторам и под свежим впечатлением с волнением рассказал о том, какая ответственная и небывалая по своим масштабам задача возложена на нас Лениным.

Я часто вспоминаю дорогой и близкий мне образ Ильича. Каждое его движение казалось мне глубоко осмысленным. В ленинской подвижности и быстроте чувствовался могучий ум и клокочущая энергия.

Владимира Ильича я воспринимал как человека, озаренного глубоким внутренним сиянием. Меня поражал его поистине сократовский лоб, окаймленный слегка вьющимися волосами. И волосы его и блеск глаз казались мне золотистыми.

В самые трудные дни, когда воля партии молодого государства была напряжена в борьбе с многочисленными врагами, когда речь шла о самом существовании советской власти, Владимир Ильич Ленин находил время повседневно следить за тем, в каких условиях работают скульпторы, рассматривал проекты и произносил речи при открытии первых памятников.

В историческом постановлении Совета Народных Комиссаров, написанном Лениным, было предложено воздвигнуть в Москве и в других городах монументы революционерам и общественным деятелям: Спартаку, Тиберию Гракху, Бруту, Бабефу, Марксу, Энгельсу, Бебелю, Лассалю, Жоресу, Лафаргу, Вальяну, Марату, Робеспьеру, Дантону, Гарибальди, Степану Разину, Пестелю, Рылееву, Герцену, Бакунину, Лаврову, Халтурину, Плеханову, Каляеву, Володарскому, Фурье, Сен-Симону, Роберту Оуэну, Желябову, Софье Перовской, Кибальчичу; писателям и поэтам: Толстому, Достоевскому, Лермонтову, Пушкину, Гоголю, Радищеву, Белинскому, Огареву, Чернышевскому, Михайловскому, Добролюбову, Писареву, Глебу Успенскому, Салтыкову-Щедрину, Некрасову, Шевченко, Тютчеву, Никитину, Новикову, Кольцову; философам и ученым: Сковороде, Ломоносову, Менделееву; художникам: Рублеву, Кипренскому, Александру Иванову, Врубелю, Шубину, Козловскому, Казакову; композиторам: Мусоргскому, Скрябину, Шопену; артистам: Комиссаржевской, Мочалову.

В Москве и Ленинграде развернулась небывалая в истории скульптуры деятельность по сооружению памятников. Только в одной Москве в годы военного коммунизма было открыто более двадцати пяти памятников, а в Петрограде - более пятнадцати.

Все признанные мастера, а также и молодые скульпторы были втянуты в эту работу. На каждом шагу мы опирались на помощь Ленина. Владимир Ильич вникал во все мелочи, интересовался качеством глины, заботился о портретном сходстве, выбирал места для постановки памятников.

Огромную роль в осуществлении "монументальной пропаганды" играл Анатолий Васильевич Луначарский. Владимир Ильич не давал ему покоя. Не раз упрекал Московский Совет в медлительности; решительно требовал привлекать к ответственности всех тех, кто саботировал тогда эту важную агитационную работу.

Большинство произведений тех лет не сохранилось, так как памятники носили временный характер и сооружались из недолговечных материалов. Некоторые статуи носили футуристический характер и не были понятны народу. Все эти недостатки сейчас вполне объяснимы. Важно то, что большинство произведений, созданных в первые годы революции, рождалось в обстановке горения и революционных исканий. Именно тогда резец скульптора стал оружием в борьбе за советскую власть.

Как радостно нам, художникам, сознавать, что Ленин стоял у истоков великого социалистического реализма.

Благороднейшие умы человечества всегда отдавали должное скульптуре. В ее монументальных формах они с присущей им чуткостью и остротой ощущали величие дел человеческих, героическую музыку истории, преемственность многих поколений.

Гуманист и романтик Виктор Гюго особенно тонко проникал в сущность мрамора и бронзы, преображенных волей художника. Он писал: "Итак, если весь мир настойчиво требует от Англии памятника Шекспиру, это делается не для Шекспира, а для Англии. Есть случаи, когда уплата долга важнее для должника, чем для кредитора. Памятник служит примером".

"...Памятник вызывает интерес к тому, кому он поставлен. Появляется желание научиться грамоте и узнать, что это за изваяние. Статуя как бы одергивает невежество.

Таким образом, воздвигать памятники полезно для народа и справедливо по отношению к нации".

Но мог ли предполагать Виктор Гюго, что рабочие и крестьяне, свергнувшие власть царей и капиталистов, в трудное время будут сооружать памятники и отважным философам и мужественным борцам, вошедшим в память свободолюбивых народов с древнейших времен человечества.

Глубоко знаменательно, что Владимир Ильич Ленин задачи пропаганды возложил и на монументальную скульптуру. Этот вид искусства по своей - природе обращен и к прошлому, и к настоящему, и к будущему. Никто не имеет такой массовой аудитории, как памятник или монумент на площади города. Здесь зрителю не надо "входных билетов".

Попробуйте сосчитать, сколько миллионов людей видели "Медный всадник" или памятник А. С. Пушкину в Москве!

С глубокой заинтересованностью ждут советские люди открытия каждого нового памятника.

В первый же год существования власти рабочих и крестьян Советское правительство ассигновало один миллион рублей на сооружение памятника Карлу Марксу над его могилой в Лондоне.

7 ноября 1918 года в Москве был открыт временный памятник Марксу и Энгельсу.

С каким интересом ждем мы теперь открытия нового памятника в Москве Карлу Марксу. Как известно, Владимир Ильич неоднократно подчеркивал значение памятника великому учителю и вождю международного пролетариата, основоположнику научного коммунизма.

Советским людям свойственно не удовлетворяться достигнутым. Всем нам хотелось бы, чтобы больше памятников украшало наши города, просторные площади и цветущие парки. Но как много уже сделано: Чапаев и Шевченко, Чернышевский и Циолковский, полководцы Ватутин и Черняховский, Маяковский и Репин, Алишер Навои и Алексей Толстой запечатлены перед глазами миллионов.

Города Европы украшают величественные монументы в честь разных подвигов советского народа.

Весь мир ждет открытия памятника самому "человечному человеку" - В. И. Ленину в Москве.

В строй "монументальной пропаганды" станет и новый памятник Владимиру Ильичу в Ленинграде. Площадь имени Дзержинского в Москве украсит памятник Железному Феликсу - рыцарю революции. Будут сооружены памятники Михаилу Васильевичу Фрунзе, Михаилу Ивановичу Калинину. Мы увидим в Москве М. Лермонтова, В. Сурикова, А. Чехова, И. Репина, А. Грибоедова. Москва обогатится памятниками А. Суворову и многим полководцам Великой Отечественной войны - маршалам Советского Союза.

Огромное значение имеют монументы, утверждающие общественные идеалы современной эпохи.

Дерзновенная мечта человека овладеть безвоздушным пространством будет ознаменована обелиском в честь запуска первого советского искусственного спутника Земли.

Именно в нашу эру коллективизма и массового героизма создаются скульптурные произведения, посвященные не отдельным лицам, а славным страницам истории Родины. Памятник героям 1905 года сооружается в Риге. В Крыму устанавливается памятник героям Перекопа.

На Бородинском поле, напротив знаменитых укреплений русской армии 1812 года, будет воздвигну! памятник героям, защищавшим Москву на дальних подступах в 1941 году. Памятник героям-партизанам будет сооружен на территории бывшего партизанского района, в центре города Осташкова, в парке Свободы.

У братской могилы жертв Великой Отечественной войны и блокады Ленинграда на гранитном постаменте станут пять скульптур героических защитников города Ленина.

Монумент воинской славы увенчает Мамаев курган в Сталинграде.

Торжественные даты юбилеев славных городов также отольются в гранит и бронзу. Заложен монумент в честь 850-летия древнего русского города Владимира; будет воздвигнут монумент и в честь 250-летия Кронштадта.

Потребовалось бы издать объемистый справочник, чтобы перечислить все новые памятники. Некоторые из них уже открыты, другие сооружаются. Среди них - памятник Александру Ульянову в городе Петрокрепости, азербайджанскому просветителю Ахундову в Тбилиси, "Адаму поэтов Востока" - Рудаки в Сталинабаде, Кольцову - в Воронеже, А. М. Горькому - в Тессели, В.Куйбышеву - в Ташкенте, Л. Н. Толстому - на станции "Лев Толстой".

В Москве до сих пор нет памятника Л. Н. Толстому. Мы в долгу перед памятью гениального писателя. Лично Толстому памятник и не нужен; его слава и без памятника безмерна, как океан, но памятник великому писателю земли русской нужен его Родине, его читателям, будущим поколениям.

Можно не сомневаться, что в ближайшие годы монументальный Л. Н. Толстой займет свое достойное место в Москве.

Сколько фактов говорит о том, что советские люди свято чтут память героев; им дороги имена деятелей революции, культуры и науки, ветеранов труда.

Скоро не будет ни одного советского города без памятника Владимиру Ильичу Ленину. Памятник Ильичу открыт в небольшом поселке Ильичеве, там, где Ленин скрывался в 1917 году от ищеек Временного правительства.

Я не раз писал о том, что в осуществлении "монументальной пропаганды" недопустима медлительность. Конечно, как и во всех областях строительства, мы не можем удовлетворяться достигнутым, но вместе с тем надо сказать, что за последние годы в этом деле наметился решительный перелом.

Произведения монументальной скульптуры сооружаются не только в столицах и больших городах, но повсюду на необъятных просторах нашей Родины, повсюду, где кипит плодотворный труд советских людей, - и в колхозах Украины и в поселках Магаданской области.

Среди сопок возвысится памятник героям Хасана. На Командорских островах, в Беринговом море, как маяк, будет возвышаться фигура мореплавателя В. Беринга.

Вдохнем в мрамор и бронзу биение горячих советских сердец!

Воспоем наших современников!

Как замечательно, что в городе Курске уже сооружаются бюсты отважным воинам из подразделения капитана Горелика, проявившим смелость и отвагу при разминировании склада снарядов, скрытых фашистами.

Советские скульпторы работают над созданием памятников пионерам-героям. Какой гигантский охват тем: от памятника гениальному мыслителю и пламенному борцу за дело рабочего класса Карлу Марксу до статуи героя Отечественной войны, донбасской комсомолки Нины Гнилицкой.

Она будет создана на века, монументальная летопись советской жизни.

Сами трудящиеся поднимают вопрос о постановке памятников своим любимым героям и настойчиво проводят свои решения в жизнь.

Многие монументы создаются на добровольные взносы комсомольцев, школьников, бывших партизан.

На средства, собранные молдавскими комсомольцами, в городе Бендеры сооружается памятник революционеру Петру Ткаченко.

Памятник калининским партизанам также будет создан на средства тех, кто свято чтит память героев.

Школьники одной из московских школ много часов работали на строительстве и на заработанные деньги открыли мемориальную доску, на которой начертали имена своих старших товарищей - воспитанников школы, отдавших свою жизнь в боях Великой Отечественной войны.

Комсомольцы Ростова-на-Дону не могут забыть юного Витю Черевичкина, который страстно любил голубей. Когда началась война, Витя посылал своих голубей в советские штабы с важными донесениями. Фашисты растерзали героя и его пернатых помощников. На собранные средства комсомольцы Ростова-на-Дону создают памятник прекрасному и светлому товарищу.

Кто раньше знал скромные имена Вани Сацкого, Бори Гайдая и Толи Буценко из города Лубны на Полтавщине, школьника Витю Коробкова из Феодосии, Витю Хоменко и Шуру Кобера из Николаева? Отважные, они отдали свои жизни борьбе с фашизмом. Их короткие, но вечно живые жизни будут навсегда запечатлены в монументальной скульптуре.

Когда-то Л. Н. Толстой так говорил своему собеседнику скульптору Илье Гинцбургу про скульпторов: "Они наставили по всей Европе памятников, хвалебных монументов людям, которые были недостойны и человечеству вредны. Все эти полководцы, военачальники, правители только одно зло делали народу, а скульпторы их воспевали как благодетелей. Но главная неправда та, что, увековечивая их, скульпторы представляли многих из них не в том виде, в каком они на самом деле были. Людей слабых, выродившихся и трусливых они представляли всегда героями, сильными и великими; человека малого роста, рахитичного - они представляли великаном с выпяченною грудью и быстрыми глазами - все ложь и неправда. Скульпторы находились на жалованьи у сильных мира и угождали им. Такого позора и в такой степени мы не видим ни в одном искусстве".

Все это оказано не в бровь, а в глаз. Толстой всей силой своей души ненавидел казенное, фальшивое искусство. Вполне понятно, против каких "памятников" возражал великий писатель; как справедливы его негодование и ирония.

Но как бы рад был Толстой, активный участник обороны Севастополя, если бы в его время были созданы обелиски, монументы и памятники в честь героизма русского народа, который он так прославил в своих рассказах о Севастопольской обороне.

И вот снова в дни Отечественной войны Севастополь преумножил свою славу.

Среди защитников Севастополя находился молодой скульптор Григорий Черниенко. Своими руками он обезвредил десятки вражеских мин. В осажденном Севастополе во время жестоких обстрелов в темной штольне скульптор-минер, матрос Черноморского флота, высекал из мрамора бюст своего погибшего боевого друга, черноморца Федора Ермолова. И только ранение не позволило тогда Григорию Черниенко закончить это произведение.

Ныне скульптор Черниенко своим резцом прославляет выдающихся флотоводцев России и советских героев-моряков.

Только этот пример свидетельствует о чувстве и долге советского скульптора. Вот она, кровная связь с народом одно дыхание, одна жизнь во имя необоримой правды!

"Вы ясно поймете, вообразите себе тех людей, которых вы сейчас видели, теми героями, которые в те тяжелые времена не упали, а возвышались духом и с наслаждением готовились к смерти, не за город, а за родину. Надолго оставит в России великие следы эта эпопея Севастополя, которой героем был народ русский..." - писал Л. Н. Толстой.

Этот возвышающий народный дух так волнующе передал молодой советский скульптор Федор Фивейский в своем изваянии "Сильнее смерти". Они стоят перед расстрелом, трое, поддерживают друг друга и с презрением смотрят на врагов. Во взоре простота и величие подвига, самоотверженная любовь к Родине. Это и есть та прекрасная правда, которую старался воспроизвести и любил "всеми силами души" Л. Н. Толстой.

Я не видел многих проектов памятников юным героям-пионерам, девушкам-разведчицам и партизанам, но я знаю, что нашим скульпторам не приходится "льстить" своим героям. Только бы пожелать им большей убедительности, для того чтобы свою взволнованность, свою любовь и нежность к прекрасным, простым советским людям запечатлеть так, чтобы это было достойно "величия сердца человеческого"!

Монументальная скульптура сделает более прекрасными наши города; раскроет и возвеличит наши думы, наши чаяния во имя грядущего.

Советские люди хотят жить в удобных, экономичных зданиях, но борьба с архитектурными излишествами ни в коей мере не означает отказа от красоты, от чувства истории.

Я помню, как в дни своей юности каждый раз, проезжая Смоленск, я с благоговением стоял перед памятником великому своему земляку Михаилу Глинке. Как это воспитывает и облагораживает молодежь.

Монументальная и декоративная скульптура особенно ярко передает национальные особенности, историю края, своеобразие городов.

Замечательно, что в "монументальную пропаганду" включаются и скульпторы художественной самодеятельности, рабочие, матросы, авиаторы.

На выставке Дворца культуры Брянского машиностроительного завода всеобщее внимание привлекла к себе скульптура, показывающая французского юного продавца газет в тот момент, когда он выкрикивает: "Сенсация! Русский спутник над Парижем!" Автор этого произведения - рабочий строительного треста В. Шульгин.

В Н-ском авиагарнизоне молодые воины давно увлекаются скульптурой. Они создали бюст Героя Советского Союза Юрия Смирнова. Своими силами они работают над памятником дважды Герою Советского Союза С. И. Грицевец. Памятник будет установлен на территории гарнизона.

27 августа 1958 года в "Правде" напечатан интересный репортаж из г. Кадиевки. У шахты имени Ильича установлена большая скульптура Ленина. Автором ее является Алексей Бирюков - сын старейшего горняка. Недавно его отец, Петр Васильевич Бирюков, в шахтерском Дворце культуры отпраздновал 50-летие своей трудовой деятельности.

К этому дню сын знатного шахтера исполнил скульптурный портрет отца, снимок которого помещен в "Правде".

Лучшие произведения скульпторов из народа должны быть обнародованы, должны украсить клубы, площади и сады городов, поселков, сел и памятные места героических битв.

Недавно в газете "Комсомольская правда" я прочитал письмо комсомольца А. Абрамова.

"Дорогая редакция, - пишет молодой скульптор, - у меня нет еще диплома. Но это не мешает мне все свободное время лепить. Леплю, потому что не могу не лепить. Это - любимое мое занятие. Я отдавался ему, когда работал слесарем в Одессе. Еще больше леплю сейчас, в Киеве.

В последние месяцы меня мучила мысль: что бы подарить к 40-летию Ленинского Комсомола, воспитанником которого являюсь и я сам? Результатом долгих раздумий и стала работа, законченная только на днях. Я назвал ее очень просто и скромно - "Комсомолец".

Ее, свою первую самостоятельную композицию, я и решил подарить нашему славному Комсомолу".

Снимок скульптуры "Комсомолец" напечатан на газетной полосе. Это серьезная работа. Хочется пожелать Абрамову не расставаться с резцом. Даже если он и не станет скульптором-профессионалом, занятие любимым искусством всячески поднимет и разовьет его как человека, которому жить в коммунистическом обществе.

"Не могу не лепить" - это меня растрогало!

От души желаю товарищу Абрамову дерзать, учиться и лепить.

В стране самого короткого рабочего дня миллионы людей с каждым годом все больше и больше будут приобщаться к науке и искусству.

Художественная самодеятельность давно занимает меня, можно сказать, с тех времен, когда даже не было еще рождено понятие, называемое сейчас "художественной самодеятельностью".

Период "самодеятельности" прошел каждый из нас, вступивших на путь искусства. В эти годы рождается привязанность к родному делу, рождается упорство в достижении поставленной цели.

Из рядов таких комсомольцев, как А. Абрамов, выйдут новые замечательные ваятели, которые целиком отдадут себя прекрасному искусству, самоотверженно служа народу.

Молодые, талантливые, упорные, они донесут факел, зажженный Фидием, до высот коммунизма.

С каждым годом все больше и больше будут стираться грани между профессиональным и непрофессиональным искусством. Это и есть одна из осязаемых черт грядущего: когда освобожденный человек во всю ширь сможет проявить себя во всех областях трудовой и творческой жизни.

Искусство народных талантов характеризуют особая свежесть, задушевность, непосредственность.

Народное искусство необходимо людям страны социализма, как воздух. Не только рабочие и служащие, домашние хозяйки, занимаясь искусством, обогащают свой духовный мир, но даже прославленные мастера искусств, занимаясь смежным искусством, всячески углубляют свое понимание жизни.

Искусству ваяния необычайно близка пластика одухотворенного танца. Знаменитая русская балерина Анна Павлова в часы досуга постоянно занималась лепкой и часто просила кого-нибудь из своих танцовщиц позировать ей.

В 1866 году Л. Н. Толстой решил заняться скульптурой и с этой целью стал посещать мастерскую скульптора Н. А. Рамазанова. Из мемуаров известно о двух скульптурных работах Толстого того времени Он вылепил голову жены и еще вылепил лошадь.

Я знаю многих писателей, политических деятелей, актеров, научных работников, которые с самозабвением занимаются живописью, музыкой, скульптурой, - и это надо всячески приветствовать.

Из среды художественной самодеятельности выйдут новые замечательные мастера советского искусства.

И здесь мне хочется сказать молодым художникам: вы призваны в прекрасных изваяниях отобразить орлиное племя лучших советских людей.

Вам продолжать начертанную Лениным "монументальную пропаганду".

Много, много поколений художников будет осуществлять эту величественную, гениальную программу.

Никогда не забывайте о том, что у истоков социалистической скульптуры - Ильич.

Ничего не дается с первого раза, поэтому будьте упорны.

Не давайте сбить себя с пути краснобаям, которые "заманчивыми" фразами о новаторстве хотят увести вас от единственно правильного пути служения народу.

Без новаторства я не представляю себе искусства, но мне не по душе копировщики и фокусники.

Мы должны учиться у классиков тому, как они выполняли задачи своего времени. Важен дух классичности, а не рабское подражание.

Подлинный художник-творец идет вперед, а не цепляется за то, что было найдено и выполнено другим.

Таких тем, таких захватывающих задач, которые призваны осуществить советские художники, не знали мастера прошлых поколений. Новое содержание нельзя втиснуть в обветшалые формы. Но подлинное искусство вечно. Подлинное искусство - это не новаторство ради "моды", не крикливость, а бескорыстное служение человеку.

Надо поднимать целину и в искусстве, вгрызаться в глубокие пласты жизни, отделять сердцевину от поверхности, идти к центру, а в центре искусства - человек и его думы.

Будьте новаторами в раскрытии глубины; приподнятый, страстный язык пластики особенно впечатляющ в естественных и благородных формах.

Молодость всегда озаряет искусство. Порывы юных, их отзывчивость и восприимчивость рождают творческую радость и подъем в искусстве.

Чувство новизны, присущее молодости, всегда помогало художникам лучше и ярче выражать запросы и чаяния своего времени.

В стране социализма на наших глазах происходит слияние искусства и жизни. Нам нужны произведения крупного плана. Образы идеальных людей влекут нас к себе.

Для того чтобы создавать монументально-величественные образы творцов коммунизма, нужна страстная влюбленность в дела и думы простого советского человека.

Творите так, чтобы резцом передавать зрителю внутренний трепет своей души. Если же вы не болеете темой, если сами безразличны к создаваемому образу, лучше оставьте резец.

Можно снискать благосклонность художественного совета или жюри, но нельзя обмануть чутье народа.

Ходули - плохая опора, рано или поздно они сломаются.

Учитесь не только у великих художников, но и у каменотесов, у мраморщиков; вырабатывайте в себе характер рабочего человека.

Наше искусство требует огромной воли, труда во всем. Вникните в то, как держит рабочий молоток, как долбит и стучит мастер своего дела. Всегда тренируйте свою руку.

У нас много говорят о помощи молодым - это хорошо; но во всех случаях надейтесь не на помощь, а на самого себя, на свою волю, на свои крепкие и верные руки.

Только так возмужают и окрепнут новые молодые таланты, наша надежда, наша смена. А в этом прежде всего залог процветания прекрасного и жизнеутверждающего советского искусства.

предыдущая главасодержаниеследующая глава



Рейтинг@Mail.ru
© Алексей Злыгостев, подборка материалов, разработка ПО 2001–2018
Разрешается копировать материалы проекта (но не более 20 страниц) с указанием источника:
http://sculpture.artyx.ru "Скульптура"