Пользовательского поиска










предыдущая главасодержаниеследующая глава

"Лениниана"

Ленин - жил, 
Ленин - жив, 
Ленин - будет жить!

В. Маяковский

Ничто так не желательно, как то, чтобы люди, стоявшие во главе партии движения, - будь то перед революцией, в тайных обществах или в печати, будь то позднее, в официальных должностях, - были, наконец, изображены суровыми рембрандтовскими красками во всей своей жизненности. Существующие до сих пор изображения никогда не представляют нам этих лиц в их реальном, а лишь в официальном виде с котурнами на ногах и с ореолом вокруг головы. В этих вознесенных до небес рафаэлевских образах пропадает вся правдивость изображения"*, - писали в 1850 году в "Новой рейнской газете" К. Маркс и Ф. Энгельс.

* (См.: Л. С. 3ингер. О портрете. М., "Советский художник", 1969, стр. 10.)

Образ Ленина занял огромное место в творчестве советских художников. Для многих скульпторов "Лениниана" - главная тема работы на протяжении всей жизни. "В Ленине, - говорил А. В. Луначарский, - как в фокусе сосредоточились лучи света и тепла, широкими волнами ходящие теперь по земле в героизме рядовых рабочих, крестьян и красноармейцев. Мы вступаем в героическую эпоху, и квинтэссенция ее, ярчайший фокус и средоточение ее - Ленин - должен нас вдохновлять и поднимать и в том же художественном творчестве, к которому мы призваны"*.

* (А. В. Луначарский. Ленин. М., "Красная новь", 1 924, стр. 23.)

Н. Альтман. В. И. Ленин. Рисунок с натуры. 1920. Центральный музей В. И. Ленина
Н. Альтман. В. И. Ленин. Рисунок с натуры. 1920. Центральный музей В. И. Ленина

Рисунки М. Шаферана, Н. Андреева, Н. Альтмана, Ф. Малявина, Г. Верейского, Л. Пастернака, И. Пархоменко, К. Малевича, А. Кравченко, М. Добужинского, И. Гринмана, И. Бродского и других художников интересны для нас тем, как заметил один из современников, что "писанный или рисованный с натуры портрет, особенно исполненный талантливым художником, несмотря на наличие фотографий, навсегда останется ценнейшим "человеческим документом". Художник, работая над портретом, не только фиксирует случайный момент, но путем более или менее длительного изучения суммирует внутреннюю сущность изображаемого лица. Конечно, удача такого суммирования зависит от многих причин, и степень ее может быть чрезвычайно различна; но все-таки в каждом, даже, казалось бы, беглом наброске тонкого и проникновенного художника-психолога можно найти такие черточки личности изображаемого, которые, быть может, никогда не будут доступны фотографии"*.

* ("Ленин в зарисовках и в воспоминаниях художников". Под. ред. И. С. Зильберштейна. М.-Л., Госиздательство, 1928, стр. 3-4.)

Уже в первые годы революции появляются скульптурные изображения В. И. Ленина. К первой годовщине Октября в Смольном уже стоял бюст вождя революции. Обратимся к юбилейной газете "Год пролетарской революции" от 9 ноября 1918 года: "...(в помещении) Смольного при входе на второй этаж (находится) тонкой художественной работы бюст нашего вождя революции т. Ленина. Позади бюста - панно с надписью: "Мир народов будет заключен на развалинах буржуазного владычества".

Историкам искусства известно, что в первые годы Советской власти многие художники создавали скульптурные портреты Ленина (С. Лебедева, М. Харламов, Н. Альтман, Н. Андреев, В. Козлов, Клэр Шеридан и другие. С. Лебедева свой первый портрет В. И. Ленина исполнила в 1917 году). Но немногие из скульпторов работали над портретом вождя непосредственно с натуры. Владимир Ильич был очень скромен и всегда занят, поэтому только Н. Альтман, Н. Андреев и К. Шеридан смогли работать в кабинете вождя.

Н. Альтман. В. И. Ленин. 1920. Бронза. ГТГ
Н. Альтман. В. И. Ленин. 1920. Бронза. ГТГ

Портрет работы англичанки Клэр Шеридан получился слабым, натуралистичным, с подчеркнутой болезненностью лица (К. Шеридан работала через несколько дней после выздоровления Ленина от ранения). К. Шеридан не располагала временем (она была в Москве несколько дней), но, главное, не обладала большим талантом и поэтому не смогла создать значительного по своим художественным качествам портрета.

Натан Альтман, работая в ленинском кабинете около 200 часов (по его признанию), к сожалению, также не смог удачно решить задачу. Его рисунки, хотя и "создавались как подсобный материал при выполнении портрета Владимира Ильича"*, по своим достоинствам выше скульптурной работы. В них выразительно зафиксированы различные моменты жизни и деятельности вождя. Все вместе они, подобно кинокадрам, воссоздают перед нами облик, характер Ленина. В отличие от рисунков скульптурный портрет Ленина (гипс, ГТГ) Н. Альтману не удался: жестко-графично обозначены портретные черты; портрет, внешне экспрессивный, не передает "страшно подвижного и богатого самой разнообразной мимикой лица"**, сложности ленинской мысли, глубины образа. Как правильно отметил А. В. Луначарский, "Альтман не смог отделаться от своего стилизирующего подхода, и это послужило причиной катастрофы"***.

* (Слова Н. Альтмана см. в сб.: "Ленин, рисунки Натана Альтмана". Пг., 1921, стр. 3.)

** (Слова художника И. К. Пархоменко см. в сб.: "Ленин в зарисовках и в воспоминаниях художников", стр. 46.)

*** (А. В. Луначарский. Вместо предисловия. "Художник", 1970, № 1.)

Внутренней помехой на пути к подлинному портрету Ленина явилась необычайная сложность ленинского образа вообще... Трудность именно в необычайной многогранности личности Владимира Ильича, в почти кинематографическом многообразии его облика, изменчивости его мимики и жестикуляции, в игре его глаз. Гигант мысли, суровый революционер - и ласковый, обаятельный человек с лукавыми глазами и "огоньками почти женственной нежности к человеку" (М. Горький).

"Вожатый величайшей революции - и человек в пиджаке, чуждый всякой позы, фразы, воплощение самой естественности"*. "Писать его портрет трудно. Ленин внешне, весь в словах, как рыба в чешуе" (М. Горький)**. Писатель Герберт Уэллс: "Он не очень похож на свои фотографии, потому что он один из тех людей, у которых смена выражения гораздо существеннее, чем самые черты лица..."***

* (Я. Тугендхольд. Искусство Октябрьской эпохи. Л., "Academia", 1930, стр. 99.)

** (А. М. Горький. Собрание сочинений в 30 томах, т. 17. М., ГИХЛ, 1952, стр. 5.)

*** (Г. Уэллс. Россия во мгле. М., Госполитиздат, 1958, стр. 70.)

Французский коммунист Поль Вайян-Кутюрье вспоминал: "Тридцать различных чувств выражается в его лице, которое никогда не бывает совершенно одинаково. Под собирающимся в морщины лбом все в движении. Ленин подлинный - только в кино. Ни один потрет не похож на него"*.

* (П. Вайян-Кутюрье. Портрет Ленина. См. в кн.: "Политики и писатели Запада и Востока о В. И. Ленине". М., "Об-во бывших политкаторжан и ссыльнопоселенцев", 1924, стр. 35.)

Трудность создания образа вождя прекрасно понимали современники Ленина, люди, знавшие его. Это объясняет их долгую работу над образом Ленина. Скульптор Николай Андреевич Андреев (1873-1932), автор памятников Гоголю и доктору Гаазу, исполненных до революции, и памятников Герцену и Огареву перед Московским университетом, статуи Свободы для обелиска в честь Советской Конституции, сооруженных по ленинскому плану монументальной пропаганды, иначе, чем Н. Альтман и К. Шеридан, подошел к созданию образа В. И. Ленина. Учитывая сложность образа, сознавая ответственность работы, скульптор прежде всего пошел по пути наблюдений и закрепления их в рисунках и скульптурных эскизах. Вначале скульптор, как и многие художники, не имел возможности видеть Владимира Ильича близко. Его наблюдения начались на собраниях и митингах, на которых выступал Ленин. "Давно, с первой встречи с Владимиром Ильичем, сначала издали, на съездах и конгрессах, затем вплотную, в его рабочем кабинете (май 1920 г.) я работал над его портретом"*, - вспоминал позже Н. А. Андреев. В кабинете вождя скульптор мог наблюдать Владимира Ильича в деловой обстановке много и длительно. "Никакому другому художнику, - признавался Н. А. Андреев, - не было дано столь близко и долго изучать Владимира Ильича"**.

* (Из отчета Н. А. Андреева о работе над памятником В. И. Ленину для зала заседаний Совнаркома. Отдел рукописей Государственной Третьяковской галереи (ГТГ), ф. 86, ед. хр. 75. См. также кн.: Л. П. Трифонова. Скульптор Андреев и его "Лениниана". М., "Изобразительное искусство", 1969, стр. 29.)

** (Л. П. Трифонова. Скульптор Андреев и его "Лениниана", стр. 50.)

Н. Андреев. В. И. Ленин. Рисунки с натуры. 1920. Центральный музей В. И. Ленина
Н. Андреев. В. И. Ленин. Рисунки с натуры. 1920. Центральный музей В. И. Ленина

Н. Андреев. В. И. Ленин. Рисунок с натуры. 1920. Центральный музей В. И. Ленина
Н. Андреев. В. И. Ленин. Рисунок с натуры. 1920. Центральный музей В. И. Ленина

Н. Андреев. В. И. Ленин. Рисунок с натуры. 1920. Центральный музей В. И. Ленина
Н. Андреев. В. И. Ленин. Рисунок с натуры. 1920. Центральный музей В. И. Ленина

Н. Андреев. В. И. Ленин. Рисунок с натуры. 1920. Центральный музей В. И. Ленина
Н. Андреев. В. И. Ленин. Рисунок с натуры. 1920. Центральный музей В. И. Ленина

Н. Андреев. В. И. Ленин. Рисунок с натуры. 1920. Центральный музей В. И. Ленина
Н. Андреев. В. И. Ленин. Рисунок с натуры. 1920. Центральный музей В. И. Ленина

Метод работы Н. А. Андреева состоял в живом, свободном наблюдении и таком же свободном и живом воспроизведении черт Ленина. За все время, пока художник мог наблюдать Владимира Ильича, он сделал несколько сотен набросков и рисунков. "Лицо это крайне подвижно. На нем все время сменяется выражение лукавства, внимания, удивления, иронии, глубокой задумчивости и т. д. Я должен сказать, что на заседаниях Совета Народных Комиссаров я часто не мог оторвать глаз от этого прекрасного лица, на котором с такой яркостью отражалась подвижная стихийная жизнь громадного духа"*, - вспоминал А. В. Луначарский. Вайян-Кутюрье писал, что на лице Ленина "последовательно сменяют друг друга выражение изумительной молодости и усталости человека, несущего на своих плечах новый мир"**. Рассматривая многочисленные подготовительные рисунки Н. А. Андреева, поражаешься остроте и точности передачи самых различных состояний и настроений Владимира Ильича, соглашаешься с воспоминаниями современников. А известный рисунок Н. А. Андреева (голова, изображенная в фас) вызывает в памяти воспоминание А. В. Луначарского: "С первого раза наружность Ленина не кажется поражающей, нужно более близкое знакомство, чтобы понять, что во внешности Ленина сказывалось все величие его натуры. У Ленина огромный и как бы изнутри светящийся лоб, необычайно зоркие проницательные, а иногда и хитрые взоры, твердый и властный рот"***.

* ("Красная нива", 1924, № 7.)

** (П. Вайян-Кутюрье. Портрет Ленина. См. в кн.: "Политики и писатели Запада и Востока о В. И. Ленине", стр. 35.)

*** ("Красная нива", 1924, № 7.)

Всякий раз, приходя в кабинет В. И. Ленина, Н. А. Андреев приносил с собой небольшой кусок пластилина, стремясь уловить и в объемной форме запечатлеть состояние, выражение Ленина: ведь "крайняя подвижность его позы и лицевой мускулатуры делали его весьма трудной моделью для художника"*. До наших дней дошли два пластилиновых этюда - скульптурные наброски к портретам вождя.

* (Воспоминания художника С. В. Чехонина. См. в сб.: "Ленин в зарисовках и в воспоминаниях художников", стр. 66.)

Скульптурные этюды, подкрепленные набросками на бумаге, помогли Н. А. Андрееву создать при жизни Владимира Ильича три камерных портрета. Все три изображают В. И. Ленина за столом, в процессе творческой работы. В первом Ленин пишет, весь погрузившись в работу. Его голова сильно наклонена над рукописью, левая рука поднесена к губам. "Сосредоточенная мысль, - может быть, момент раздумья; быть может, пауза - ленинские строки, полные ясной и глубокой мыслью, отточенные и простые по форме, потекут из-под настороженного пера... Н. А. Андреев сам очень ценил эту скульптуру и считал ее во всей группе сходных замыслов особо удачной"*. Второй портрет - Ленин вновь за рукописью. Но он вдруг отвлекся, поднял голову и прислушался к говорящему. В третьей - Ленин сосредоточенно слушает, рот прикрыт кистью правой руки, левая покоится на столе. "Он словно в засаде - за своим столом. Выступают плечи и голова... череп с резко выпуклым лбом"**. "От его острого взгляда и ясного ума, казалось, не могло ускользнуть ничто, заслуживающее внимания. Мне бросилась в глаза тогда на собрании, как, впрочем, и всегда впоследствии, самая характерная черта Ленина - простота и сердечность, естественность во всех его отношениях ко всем товарищам. Я говорю "естественность", так как я вынесла вполне определенное впечатление, что этот человек не может вести себя иначе, чем он себя ведет"***. Приведенные воспоминания П. Вайяна-Кутюрье и К. Цеткин как нельзя лучше дают анализ впечатления от очень живых пластичных портретов, исполненных Н. А. Андреевым. Живописная, подвижная манера лепки создает настроение непосредственного решения образа Ленина с натуры.

* (А. Бакушинский. Н. А. Андреев. М., 1 939, стр. 59.)

** (П. Вайян-Кутюрье. Портрет Ленина. См. в кн.: "Политики и писатели Запада и Востока о В. И. Ленине", стр. 35.)

*** (См.: "О Ленине. Воспоминания. Рассказы. Очерки". М., ГИХЛ, 1956, стр. 120.)

Н. Андреев. В. И. Ленин. Первый этюд с натуры. 1920. Пластилин. Центральный музей В. И. Ленина
Н. Андреев. В. И. Ленин. Первый этюд с натуры. 1920. Пластилин. Центральный музей В. И. Ленина

Н. Андреев. В. И. Ленин. Первый этюд с натуры. 1920. Пластилин. Центральный музей В. И. Ленина
Н. Андреев. В. И. Ленин. Первый этюд с натуры. 1920. Пластилин. Центральный музей В. И. Ленина

Н. Андреев. В. И. Ленин. Первый этюд с натуры. 1920. Пластилин. Центральный музей В. И. Ленина
Н. Андреев. В. И. Ленин. Первый этюд с натуры. 1920. Пластилин. Центральный музей В. И. Ленина

Н. Андреев. В. И. Ленин. Второй этюд с натуры. 1920. Пластилин. Центральный музей В. И. Ленина
Н. Андреев. В. И. Ленин. Второй этюд с натуры. 1920. Пластилин. Центральный музей В. И. Ленина

22 января 1924 года мир узнал: "Вчера, 21 января, в 6 часов 50 минут вечера, в Горках близ Москвы скоропостижно скончался Владимир Ильич Ленин (Ульянов)". А через два дня в газете "Известия" М. И. Калинин писал: "Смерть Владимира Ильича - удар не где-то вне тебя, это не беда от вообще случившегося несчастья, а боль, которую ощущает каждый отдельный человек, как будто именно ты лишился своего друга и руководителя... Каждая единица из этих миллионов физически почувствовала, что с Владимиром Ильичем отходит в историю лучшая, самая идеальная частица его жизни, его души..." А. В. Луначарский, выступая в день похорон на общем собрании работников искусств Москвы, сказал: "Пройдет 100 лет, в мире давно уже будет тогда установлен новый светлый порядок. И люди, оглядываясь назад, не будут знать эры более возвышенной, более священной, чем дни этой российской революции, начавшей революцию мировую. И поэтому не будут знать человеческого образа, внушавшего больше благоговения, любви и преданности, чем образ не только пророка, не только мудреца нового коммунистического мира, но и его зачинателя, его борца, его мученика, ибо Владимир Ильич сгорел еще в сравнительно молодые годы... вследствие непомерной, нечеловеческой чудовищной работы"*.

* (А. В. Луначарский. Ленин. М., "Красная новь", 1924, стр. 17.)

Трагедия всколыхнула массы народа. В Центральный Комитет Коммунистической партии поступали просьбы: тысячи трудящихся хотели назвать именем Ленина родные города, села, деревни, заводы, фабрики... В Центральный Комитет партии поступали просьбы о сооружении памятников вождю. Журнал "Жизнь искусства" писал: "Если дать волю осуществлению всех этих запросов, то город Ленина покрылся бы не десятками, а сотнями памятников..."*.

* ("Жизнь искусства", 1924, № 7.)

В ответ на письма трудящихся 30 января 1924 года в "Правде" выступила Надежда Константиновна Крупская: "Товарищи рабочие и работницы, крестьяне и крестьянки!

Большая у меня просьба к вам: не давайте своей печали по Ильичу уходить во внешнее почитание его личности. Не устраивайте ему памятников, дворцов его имени, пышных торжеств в его память и т. д. - всему этому он придавал при жизни так мало значения, так тяготился всем этим. Помните, как много еще нищеты, неустройства в нашей стране. Хотите почтить имя Владимира Ильича - устраивайте ясли, детские сады, дома, школы, библиотеки, амбулатории, больницы, дома для инвалидов и т. д. И самое главное - давайте во всем проводить в жизнь его заветы".

Но желание иметь перед собой дорогой образ Ленина было всеобщим. "Наиболее настоятельным вопросом сегодняшнего дня являются те портретные памятники, скульптуры, бюсты и барельефы Владимира Ильича, которые должны показать нам его по возможности таким, каким мы все его знали. Это памятники - портреты. Нет почти крупной фабрики или завода, нет деревни и города, где тысячи и тысячи рабочих и крестьян не думали бы о том, чтобы иметь у себя на площади, на улице, в помещении клуба своего Ильича из камня, чугуна, бронзы или, в крайнем случае, из гипса"*, - писал Л. Б. Красин, член комиссии ВЦИК СССР по увековечению памяти Владимира Ильича Ленина.

* ("Красная нива", 1924, № 18.)

Перед скульпторами встала задача создать памятник гению Октября - великому Ленину.

"Осенью 1924 года, - вспоминал Н. А. Андреев, - я получил от комиссии при Совнаркоме СССР (тт. М. И. Ульянова, А. Д. Цюрупа, Л. Б. Красин и Н. П. Горбунов) предложение исполнить в мраморе или бронзе портрет Владимира Ильича Ленина для постановки его в зале заседаний, близ места, где сидел Владимир Ильич.

Это не только давало право, но и накладывало обязанность и долг принять заказ и отнестись к нему со всею самой суровой серьезностью, как к подвигу. Памятник величайшему гению на месте его творческой работы - труд ответственный перед историей"*.

* ("Искусство", 1934, № 1.)

С самого начала скульптор оговаривает тему произведения, его размеры и место. Скульптор писал, что "в результате бесед с членами комиссии было установлено, что в зале Совнаркома уместен Владимир Ильич таким, каким он был в окружении своих ближайших друзей-соратников - ни тени официальности, крайняя интимность, желание подчеркнуть сверхпростоту, полное отсутствие наигрыша в позе вождя - "Ильич". Труднейшее задание, требующее особых, специфических условий, разумеется, при наличии непременного и главного пункта - документального сходства.

В будущем талантливый художник, даже не видевший и не знавший Владимира Ильича, сможет дать хороший портрет "первого председателя Совнаркома" и даже "вождя Пролетарской революции", хороший для тех, кто также не видел живого Владимира Ильича (фотографии и маски не дают о нем полного представления).

Н. Андреев. В. И. Ленин (пишущий). 1920. Гипс. Центральный музей В. И. Ленина
Н. Андреев. В. И. Ленин (пишущий). 1920. Гипс. Центральный музей В. И. Ленина

Н. Андреев. В. И. Ленин (пишущий)
Н. Андреев. В. И. Ленин (пишущий)

Для "Ильича" же при столь суровых и требовательных судьях, как его близкие друзья, нужен художник, имеющий, помимо способностей портретиста, еще и багаж живых наблюдений и "стенографических" набросков, ему лишь понятных..."*.

* (Там же.)

Эти строки из письма Н. А. Андреева в Совнарком свидетельствуют о глубоком понимании задачи, которую должен решить скульптор, той ответственности, с которой он стремился сохранить как можно правдивее и точнее дорогой народу образ.

Скульптор приступил к решению образа. Он обратился к тому обширному материалу, который сумел накопить за период работы в кабинете Владимира Ильича. Он делал огромное количество эскизов различных композиций. Зная, насколько важно верно передать неповторимое лицо В. И. Ленина, передать характерное выражение, настроение, Н. А. Андреев делает несколько десятков эскизов головы размером несколько больше натуры.

Первый исследователь творчества Н. А. Андреева искусствовед А. В. Бакушинский писал: "Удивительное открытие было сделано при описании андреевского художественного наследия (после смерти скульптора).

Н. Андреев. В. И. Ленин. 1920. Бронза. ГТГ
Н. Андреев. В. И. Ленин. 1920. Бронза. ГТГ

Н. Андреев. В. И. Ленин. 1929. Бронза. ГТГ
Н. Андреев. В. И. Ленин. 1929. Бронза. ГТГ

В тайнике мастерской, закрытом для всякого постороннего глаза, было найдено до сорока скульптурных этюдов.

...Это была череда поисков самого характерного... что художник хотел уловить для своего окончательного решения. По-видимому, он не был еще удовлетворен этой огромной работой, несмотря на то, что мы видим ряд эскизов с изображением тончайших переживаний, с богатым разнообразием живого ленинского лица"*. И это была лишь небольшая часть сохранившихся работ скульптора. "Взыскательность к себе художника граничила с беспощадностью. Неизвестно точно, сколько эскизов и законченных работ было им уничтожено по приговору своего внутреннего суда. Лишь отчасти завеса приоткрывается рядом фотоснимков с произведений, исчезнувших навсегда, - произведений значительнейших и несомненно художественно ценных"**.

* ("Творчество", 1934, №1.)

** (А. Бакушинский. "Лениниана" скульптора Н. Андреева. "Искусство", 1934, № 1, стр. 30.)

В результате длительного и большого труда первый этап работы был закончен. В своем отчете Совнаркому Н. А. Андреев писал: "За период 1924-29 гг. были осмотры и обсуждения. В результате этой работы и исканий мной были закончены в полную величину три варианта... Весной 1930 г. работы были выставлены в зале заседаний Совнаркома..."*. Это были три законченные полуфигурные композиции в масштабе больше натуры.

* ("Искусство", 1934, № 1.)

Сам скульптор описывает варианты работ: "Первый: "Ильич" сидит за столом, "в комочке", с плотно прижатыми локтями, записывает что-то на крошечном клочке бумаги, оторвался от этой работы и с хитро прищуренным глазом, улыбаясь, вслушивается в докладчика...

Второй: "Ильич" вошел на заседание и остановился в позе, особенно для него характерной, - с пальцами, заложенными в проймы жилета, присматривается с улыбкой к происходящему (что-то вы тут без меня делаете?)...

Н. Андреев. В. И. Ленин. 1929. Бронза. ГТГ
Н. Андреев. В. И. Ленин. 1929. Бронза. ГТГ

Третий: Владимир Ильич на председательском месте, посунулся в сторону, слушает доклад. Левая рука на колене"*.

* (Там же.)

Н. Андреев. В. И. Ленин - вождь. 1931- 1932. Центральный музей В. И. Ленина
Н. Андреев. В. И. Ленин - вождь. 1931- 1932. Центральный музей В. И. Ленина

Зафиксированные скульптором мгновения жизни вождя глубоко и верно отражают личность Ленина, характерные моменты его поведения. "Сколько раз, помню, я приковывал мой взгляд к Ленину, когда он задумывался и слушал и когда то, что он слушал, было для него важно. Он... становился поистине монументальным. Его огромный лоб сиял... а глаза, глубоко ушедшие в свои впадины, смотрели одновременно и зорко вперед и как будто внутрь себя. Все лицо, успокоенное думой, ставшее неподвижным, принимало выражение гигантской силы, именно прежде всего силы, силы как таковой, уверенной и в своей статике готовой развернуться в водопад энергии. В такие минуты я, да и, вероятно, многие другие любовались нашим вождем, любовались влюбленно"*.

* (А. В. Луначарский. Вместо предисловия. "Художник", 1970, № 1.)

Н. Андреев. В. И. Ленин. Фрагмент неоконченного памятника. 1931-1932. Бронза. Центральный музей В. И. Ленина
Н. Андреев. В. И. Ленин. Фрагмент неоконченного памятника. 1931-1932. Бронза. Центральный музей В. И. Ленина

Н. Андреев. В. И. Ленин. Фрагмент неоконченного памятника
Н. Андреев. В. И. Ленин. Фрагмент неоконченного памятника

С. Евсеев. (Архитекторы В. Щуко, В. Гельфрейх.) Памятник В. И. Ленину у Финляндского вокзала в Ленинграде. 1925. Бронза, гранит
С. Евсеев. (Архитекторы В. Щуко, В. Гельфрейх.) Памятник В. И. Ленину у Финляндского вокзала в Ленинграде. 1925. Бронза, гранит

С. Евсеев. Памятник В. И. Ленину у Финляндского вокзала в Ленинграде. Фрагмент
С. Евсеев. Памятник В. И. Ленину у Финляндского вокзала в Ленинграде. Фрагмент

Но предложенные Н. А. Андреевым скульптуры не были приняты комиссией для установки в зале заседаний Совнаркома. Со слов скульптора мы узнаем, что задание, которое было дано ему вначале - "Ильич", было уточнено. Комиссию не устраивало камерное толкование образа, интимное решение темы - путь, по которому шел скульптор. Изменившееся понимание образа Ленина можно оправдать. Ведь "время идет, и, как всегда это бывает по отношению к явлениям и людям очень и очень крупным, а в особенности великим, все случайное забывается, теряется и на первый план выступают самые главные контуры, в которых запечатлено все значительнейшее"*.

* (А. В. Луначарский. Собрание сочинений в 8 томах, т. 2. М., Гослитиздат, 1964, стр. 484.)

И Андреев пошел по пути поисков обобщения, синтеза образа вождя. В течение долгих лет, до самой своей смерти, скульптор работает над воплощением темы "Ленин - вождь пролетарской революции". Произведение не было им закончено. Сохранились эскизы и известная скульптура "Ленин - вождь", которая была окончена братом скульптора В. А. Андреевым. Произведением, в котором Н. Андрееву удалось достичь синтеза многолетних поисков, долгих жизненных наблюдений, явился портрет, хранящийся в Центральном музее В. И. Ленина*. Весь пафос ленинского образа воплощен в этом портрете. Н. А. Андреев достиг здесь необыкновенной силы выразительности, извлеченной из документального изображения, создал монументальный образ вождя пролетариата.

* (Скульптор успел исполнить портрет только в пластилине. Данный портрет отличается от предыдущих большими масштабами - это как бы предполагаемый фрагмент будущего памятника. Размеры его 61×36, 5×48,5.)

"Ленин, Ленин. Разве это только имя человека? За этим именем Вы чувствуете всю ту необъятную громаду планетарного движения угнетенных, те причины, которые породили это движение, все сперва разрозненные, потом соединяющиеся во все более стройную теорию лозунги, планы, нового человека, - словом, все то, что мы разумеем теперь под понятием коммунизм, если брать его в самом, самом широком значении. И вот мы видим полное воплощение, очеловечивание этой необъятной стихии"*.

* (А. В. Луначарский. Вместо предисловия. "Художник", 1 970, № 1.)

Когда смотришь на многочисленные рисунки, этюды, эскизы и скульптуры Н. А. Андреева, то поражаешься, как смог он за столь короткий период жизни создать такое количество замечательных портретов Ленина. "Никогда я так не хотел, чтобы меня поняли... Это, может быть, самое серьезное из того, что я делал до сих пор"*. Так говорил В. В. Маяковский о своей поэме "Владимир Ильич Ленин". Эти слова можно полностью отнести к "Лениниане" Н. А. Андреева.

* (В. Перцов. Маяковский. Жизнь и творчество, т. 2. М., ГИХЛ, 1958, стр. 384.)

Одновременно с Н. А. Андреевым над образом В. И. Ленина работали многие советские скульпторы. "Жизнь... настоятельно и срочно требовала от скульпторов быстрого решения этой проблемы, так как каждая республика, каждая область, каждый большой город, волость и село требовало, требует памятника нашему Ильичу. Жизнь не считается с колоссальностью поставленной задачи. Жизнь не ждет, когда коллективное творчество современников-скульпторов создаст, наконец, синтетический образ Ильича"*.

* (С. Меркуров. Ленин в скульптуре. "Советское искусство", 1925, №31. )

С. Меркуров. Статуя В. И. Ленина в зале заседаний Верховного Совета СССР. 1939. Мрамор
С. Меркуров. Статуя В. И. Ленина в зале заседаний Верховного Совета СССР. 1939. Мрамор

М. Манизер. Памятник В. И. Ленину в Ульяновске. 1940. Бронза, гранит
М. Манизер. Памятник В. И. Ленину в Ульяновске. 1940. Бронза, гранит

Поиски скульпторов пошли по двум направлениям. Некоторые поставили себе задачу передать документально реальный образ Ленина.

Другие пошли по созданию синтетического монументального образа.

С. Лебедева В. И. Ленин. 1950-1953. Бронза. ГТГ
С. Лебедева В. И. Ленин. 1950-1953. Бронза. ГТГ

В. Мухина В. И. Ленин. 1930. Гипс. (Не сохранился)
В. Мухина В. И. Ленин. 1930. Гипс. (Не сохранился)

Скульптор С. Евсеев, архитекторы В. Щуко и В. Гельфрейх создали прекрасный памятник В. И. Ленину у Финляндского вокзала в Ленинграде. Художники смогли найти очень выразительный, неповторимый силуэт памятника, достигли значительной пластической насыщенности, добились огромной идейной и художественной убедительности.

Открытый 7 ноября 1926 года памятник Владимиру Ильичу у Финляндского вокзала стал, по общему признанию рабочих, "и памятником Октябрьской революции"*. Это был один из первых памятников Ленину.

* ("Памятник Ленину". М.-Л., Госиздат, 1926, стр. 16.)

Используя фотографии, некоторые скульпторы пришли к удачным результатам: таковы памятники В. И. Ленину у Земо-Авчальской гидроэлектростанции работы И. Шадра, памятники работы С. Д. Меркурова.

Позже скульптор С. Д. Меркуров объяснил причину успешной работы над образом В. И. Ленина: "Хотя при жизни Владимира Ильича Ленина обстоятельства складывались так, что мне, к сожалению, не удалось сделать его бюст с натуры, но, встречаясь с ним неоднократно, я запечатлевал в своем сознании пластический образ гения Великой социалистической революции.

Первое время я стремился восстановить образ Владимира Ильича в точном фотографическом плане без привнесения чего-либо стороннего, с тем чтобы в будущем эти первые работы служили мне моделью в моих последующих работах.

Задача художника состояла в том, чтобы от каждой фотографии, из каждого рассказа очевидца брать те характерные черты, которые помогали бы создать подлинно правдивый и в то же время обобщающий образ"*.

* ("Архитектура канала Москва - Волга". М., Изд-во Всесоюзной Академии архитектуры, стр. 70.)

В результате долгих работ С. Меркуров исполнил композицию, которая пользовалась успехом в различных вариантах и была установлена в зале заседаний Верховного Совета СССР, на канале Москва - Волга, в Киеве, Ереване и других городах СССР. Фигура Ленина изображена в энергичном, целеустремленном полуповороте. Вспоминаются слова С. Меркурова: "...Красная площадь. С Лобного места Ильич говорит. Речь его проста. Ярка. Кругом бушует народное море..."*.

* (С. Меркуров. Маска. Из воспоминаний скульптора. М., "Искусство", 1934, № 1.)

Значительного успеха достиг М. Г. Манизер, исполнив монумент В. И. Ленину на родине вождя, решив фигуру в энергичной, полной внутренней экспрессии, композиции. "Памятник В. И. Ленину в Ульяновске, открытый 20 апреля 1940 года в день семидесятилетия великого основоположника Советского государства, - писал М. Г. Манизер, - был задуман давно.

Вскоре после смерти Владимира Ильича, еще в 1924 году, я сделал много эскизов, один из которых и лег в основу проекта этого памятника. Основная его мысль - Ленин в Октябре, в бурном окружении, твердо стоящий и смотрящий вперед, в будущее. Когда тот эскиз еще в 1928 году я показывал среди многих эскизов А. И. Ульяновой-Елизаровой, она отметила его как отвечающий характеру Владимира Ильича: по ее словам, Владимир Ильич очень любил ветер.

Я присутствовал на открытии этого памятника. День был ясный, но, как мне казалось, необычайно ветреный... Здесь я узнал, что прежнее название "Симбирск"... обязано ветрам, которые в нем постоянно свирепствуют.

Таким образом, неожиданно для меня именно эта композиция памятника оказалась для Ульяновска наиболее уместна"*.

* (М. Г. Манизер. Скульптор о своей работе. М., "Искусство", 1957, стр. 20-23.)

Можно было бы назвать еще многих художников, работавших в 20-30-е годы над ленинской темой: С. Лебедеву, В. Мухину, А. Матвеева, Г. Нероду, Н. Томского и других. Без сомнения, самой значительной по высоте художественного достоинства, глубине проникновения и широте охвата темы является огромная серия работ скульптора Н. Андреева.

Но, "конечно, огромная личность, если ее брать "легендарно", т. е. стараться в мраморе уловить черты его образа, который строится в человечестве, отражая не физическую его фигуру, а культурную, общественно-революционную, допускает разные толкования и, наверное, еще много раз будет подвергаться таким толкованиям методом всех искусств"*.

* (А. В. Луначарский. "Советское искусство", 1934, № 1.)

Б. Королев. В. И. Ленин. 1926. Мрамор. Центральный музей В. И. Ленина
Б. Королев. В. И. Ленин. 1926. Мрамор. Центральный музей В. И. Ленина

предыдущая главасодержаниеследующая глава

куб зимние палатки


Рейтинг@Mail.ru
© Алексей Злыгостев, подборка материалов, разработка ПО 2001–2018
Разрешается копировать материалы проекта (но не более 20 страниц) с указанием источника:
http://sculpture.artyx.ru "Скульптура"